Геннадий Онищенко

Руководитель Роспотребнадзора Геннадий Онищенко заявил 14 ноября «Интерфаксу», что на работу мигрантов из Таджикистана может быть введен полный запрет по медицинским соображениям — у них в последнее время часто выявляют туберкулез и ВИЧ-инфекции. «Естественным в данном случае выходом может стать рассмотрение вопроса о полном запрете на использование трудовой миграции из этого государства до решения вопроса о создании там хотя бы минимальных условий...

Руководитель Роспотребнадзора Геннадий Онищенко заявил 14 ноября «Интерфаксу», что на работу мигрантов из Таджикистана может быть введен полный запрет по медицинским соображениям — у них в последнее время часто выявляют туберкулез и ВИЧ-инфекции. «Естественным в данном случае выходом может стать рассмотрение вопроса о полном запрете на использование трудовой миграции из этого государства до решения вопроса о создании там хотя бы минимальных условий здравоохранения», — сказал Онищенко. По его словам, за год с территории России было выдворено 188 граждан Таджикистана, из них 40 — с заболеванием ВИЧ, 103 — с туберкулезом, остальные — с другими опасными инфекциями.

«Каждый пятый из выдворенных из нашей страны иностранных граждан был представителем Таджикистана, — продолжил Онищенко. — Если сравнивать эту ситуацию с полиомиелитом, который так остро воспринимался в общественном сознании, то данные цифры можно считать более острыми и более опасными в перспективе. Они лишний раз свидетельствуют о низком, приближающемся к нулю уровне здравоохранения в Таджикистане». Однако газета «Московский комсомолец» обратила внимание на то, что статистика Всемирной организации здравоохранения доказывает: у казахов, киргизов и молдаван туберкулез находят чаще, чем у таджиков. Что касается ВИЧ, то уровень его распространения в Таджикистане в 14(!) раз меньше российского.

Еще год назад Роспотребнадзор издал инструкцию, согласно которой Россия может депортировать иностранцев, страдающих опасными заболеваниями, на основании которой и происходила высылка таджиков до ноября нынешнего года. Но тогда речь шла о сравнительно немногочисленных случаях, о которых и сообщил Онищенко. Вопрос же о массовых депортациях жителей Таджикистана (а не киргизов или казахов) встал только после обострения российско-таджикских отношений. Этому предшествовал обвинительный приговор российскому летчику Владимиру Садовничему и его эстонскому коллеге Алексею Руденко в суде Таджикистана и заявления президента Дмитрия Медведева об «асимметричных мерах» в ответ на этот приговор.

Онищенко не одинок в деле преследования таджиков. Еще до его заявления глава Федеральной миграционной службы (ФМС) Константин Ромодановский на встрече с президентом Дмитрием Медведевым заявил, что нелегальные мигранты из Таджикистана совершают больше правонарушений, чем другие приезжие. После разговора президента и главы ФМС в Москве начались облавы, а уже спустя сутки ФМС была готова выдворить более 300 таджиков. 16 ноября глава Федерации мигрантов России Мухаммад Амин сообщил, что в российских регионах уже задержано более 1,5 тыс. таджикских мигрантов, большинство — за административные правонарушения.

Так что подданные президента Рахмона стали предметом интереса Онищенко не случайно. Это же не население, подведомственное Назарбаеву (который подписал документы о создании Таможенного союза) или Атамбаеву (лидеру первого на очереди кандидата в Таможенный союз). Более строптивому Рахмону приходится иметь дело с российским эпидемиологом, имеющим немалый опыт политизированных дел — будь то истории с грузинскими и молдавскими винами или белорусским молоком. Думается, что когда Россия с Таджикистаном найдут компромиссное решение, то «страшилки» от Роспотребнадзора отправят в архив, чтобы вытащить их оттуда в случае новых конфликтов.

Есть основания полагать, что история с таджиками является не только реакцией на пребывание в тамошнем узилище российского пилота. Предстоят думские выборы, рейтинг «Единой России» снижается, а партийные функционеры до сих пор не отошли от неожиданного появления во главе избирательного списка президента Медведева вместо ожидавшегося Путина. И антииммигрантская тема, как считается, может помочь президенту набрать политические очки – как во Франции Николя Саркози увеличил свой рейтинг за счет высылки цыган. Для решения этой задачи мобилизованы и Ромодановский, и Онищенко. Однако эффективность операции не гарантирована — Саркози долгое время создавал образ «сильного человека», противостоящего иммигрантской преступности, тогда как Медведеву пришлось «вживаться в роль» уже в ходе избирательной кампании.

 

Материал подготовлен Алексеем Макаркиным

Онищенко против трудовых иммигрантов

Президент Медведев назвал простым совпадением то, что антитаджикские репрессии случились аккурат в момент обострения отношений между Москвой и Душанбе. Конечно же, только случайным совпадением можно объяснить то, что как раз сейчас главный санитарный врач России Геннадий Онищенко предложил запретить таджикским иммигрантам работать в нашей стране. Ведь неожиданно выяснилось, по словам Онищенко, что «практически каждый пятый иностранец из высланных в этом году по медицинским показаниям является жителем Таджикистана».

 

Уже не впервые российские начальники используют ни в чем не повинных трудовых иммигрантов из бывших советских республик в качестве заложников. В первый раз это случилось осенью 2006-го. 27 сентября департаментом контрразведки МВД Грузии в Тбилиси были задержаны четыре офицера из штаба Группы российских войск в Закавказье. Их обвинили в шпионаже и подрывной деятельности против Грузии. Впрочем, уже через несколько дней в результате серьезного международного давления (к делу подключились и госсекретарь США и председатель ОБСЕ) военнослужащие были возвращены в Россию.

Однако российское руководство решило примерно наказать эту страну: фактически была введена блокада Грузии. Было прервано всякое сообщение, не только авиационное, автомобильное и железнодорожное, но даже и почтовое. По логике XIX века, в рамках которой Москва строит свою внешнюю политику, должно было последовать интернирование граждан враждебного государства и их высылка, а затем объявление войны. Войну тогда не объявили (как известно, она случилась двумя годами позже), а вот интернирование было осуществлено по полной программе. Российская власть выместила свое унижение на трудовых иммигрантах. Науськанные властью чиновники наперебой бросились доказывать, что России не нужны приезжие как раз из этой зловредной страны. «Мы очень строго проанализировали квоты на трудовую деятельность и поняли, что регионы не нуждаются в специалистах из Грузии»,– заявлял тогда замглавы Федеральной миграционной службы Михаил Тюркин. В ФМС мгновенно образовали специальный «грузинский» отдел. Он должен был проверять соответствие деятельности, которая была продекларирована грузинскими иммигрантами при пересечении границы, их реальным занятиям в России. Рестораны и развлекательные центры, принадлежавшие людям с «неправильными» фамилиями, были объявлены «криминальными гнездами» и закрыты.

Таким образом, появилась возможность для задержания и экстрадиции даже тех грузин, которые вполне легально жили в России. В крупнейших городах страны — Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Саратове — были проведены массовые облавы. Захваченных в ходе их нелегалов помещали в приемники-распределители и отправляли в Грузию самолетами МЧС. По данным грузинской стороны, было депортировано около трех тысяч человек. Еще около двух тысяч человек вынудили покинуть Россию даже без формальных судебных решений.

Российская месть грузинскому президенту обернулась смертью, по меньшей мере, трех человек. Так гражданин Грузии Тенгиз Тогонидзе умер при депортации. Смерть наступила в аэропорту «Домодедово», а до того Тогонидзе, который болел астмой, несколько дней пробыл в приемнике-распределителе для нелегальных мигрантов без возможности выйти на улицу. Прокуратура отказалась возбуждать уголовное дело по факту его гибели, не усмотрев нарушений со стороны работников аэропорта…

Сегодня Россия превращена в заповедное поле для охоты на таджиков. Больше полугода российская власть с полным равнодушием взирала на то, как в Таджикистане идет заказное следствие над российским и эстонским летчиками (пилотов, совершивших вынужденную посадку, обвинили в незаконном пересечении границы и контрабанде). Отечественные дипломаты вполне откровенно говорят, что никак не желали портить отношения с важным союзником и геополитическим партнером. Что и породило у таджикских чиновников ощущение, что Москва закроет глаза на юридический беспредел.

Однако когда был вынесен очевидно несправедливый и жестокий приговор, российские власти проснулись и бросились применять по приказу Медведева «асимметричные меры». Федеральная миграционная служба немедленно приступила к облавам на таджикских трудовых мигрантов. Буквально в течение трех дней из России были высланы триста таджиков. Еще двести человек ждут депортации в приемниках-распределителях. Впрочем, президент Медведев назвал простым совпадением то, что антитаджикские репрессии случились аккурат в момент обострения отношений между Москвой и Душанбе. Конечно же, только случайным совпадением можно объяснить то, что как раз сейчас главный санитарный врач России Геннадий Онищенко предложил запретить таджикским иммигрантам работать в нашей стране. Ведь неожиданно выяснилось, по словам Онищенко, что «практически каждый пятый иностранец из высланных в этом году по медицинским показаниям является жителем Таджикистана». Оказывается, именно жители Таджикистана везут в Россию такие опасные инфекции, как СПИД и туберкулез. Главного санитара ничуть не смущает то, что, по данным Всемирной организации здравоохранения, заболеваемость СПИДом в Таджикистане в 14 раз ниже, чем в России. Ведь команда «фас» дана.

 

ПОСЛУЖНОЙ СПИСОК

Геннадий Онищенко — первый врач-эпидемиолог, получивший в России большую политическую известность. Его предшественники работали по всему миру — в Африке и Монголии, Индии и Центральной Азии, шли в чумные бараки и испытывали на себе новые вакцины. И все же их имена известны только коллегам по профессии, для которых они являются примерами не только высокого профессионализма, но и героической верности долгу. Онищенко, в отличие от своих славных предшественников, легендарными...

Геннадий Онищенко — первый врач-эпидемиолог, получивший в России большую политическую известность. Его предшественники работали по всему миру — в Африке и Монголии, Индии и Центральной Азии, шли в чумные бараки и испытывали на себе новые вакцины. И все же их имена известны только коллегам по профессии, для которых они являются примерами не только высокого профессионализма, но и героической верности долгу.

Онищенко, в отличие от своих славных предшественников, легендарными подвигами не известен. Хотя является крепким профессионалом — трудолюбивым специалистом и хорошим организатором. Стал врачом по семейной традиции — его мать, туркменка, была медицинским работником. В детстве жил в Киргизии, окончил институт в Донецке, сделал блестящую карьеру в эпидемиологических структурах министерства путей сообщения. Боролся с молочно-брюшным тифом в Донецкой области, занимался дезактивацией во время Чернобыльской катастрофы. Защитил кандидатскую диссертацию о вспышке гепатита в Киргизии, а его докторская диссертация основана на материалах о вспышке холеры в Дагестане.

На врача-трудоголика рано обратило внимание начальство. В возрасте 33 лет Онищенко возглавил центральную санэпидстанцию МПС, в 38 стал заместителем начальника Главного управления в союзном Минздраве. Развал советских органов управления только способствовал карьере медика – он стал заместителем главного санитарного врача России. Отличился во время первой чеченской войны, когда постоянно находился на Северном Кавказе, иногда рискуя жизнью. Ему угрожали не столько бактерии, сколько боевики, которые однажды даже ненадолго его похитили — впрочем, не в политических целях, а ради ограбления.

Активная работа в Чечне способствовала тому, что летом 1996 года Онищенко стал исполнять обязанности главного государственного санитарного врача России. Впрочем, 46-летний медик занял этот пост не в лучшее время для его ведомства. Если в советское время в санитарный надзор шли энтузиасты, которые, как литературный доктор Айболит, готовы были в любой момент спасать страждущих, то рыночная экономика открыла перед ведомством массу новых возможностей. Санитарные врачи могли пропускать или, напротив, задерживать поступающие в страну импортные товары, а также проводить проверки, которых в случае сговорчивости и небольших дополнительных расходов проверяемой стороны можно было избежать. Борьба за контроль над ранее малопривлекательным с финансовой точки зрения ведомством стала острой. В результате самостоятельный Госкомитет был ликвидирован, а Онищенко получил ранг первого заместителя министра здравоохранения. В этом качестве он проработал несколько лет и зарекомендовал себя активным оппонентом лоббистов табачной и пивной отраслей. Впрочем, противниками пивоваров выступали не столько альтруисты из структур гражданского общества, сколько другие влиятельные лоббисты, продвигавшие интересы водочных магнатов.

В 2004 году Онищенко, наконец, возглавил самостоятельное ведомство со звучным названием Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (Роспотребнадзор). По сравнению с прежним санитарным ведомством функции службы были резко расширены — она стала наследником не только соответствующего подразделения Минздрава, но и структур по защите прав потребителей и потребительскому рынку, входивших в состав экономических министерств. Подобному колоссу нужны были большие цели и достойные противники – и одним из первых стал «птичий грипп». Онищенко предсказал, что жертвами этого заболевания могут стать десятки миллионов россиян, и настаивал на выделении на борьбу с ним миллиардов рублей. Прогнозы не сбылись, но к защитнику благополучия человека особых вопросов не было – опыт показывает, что в таких случаях лучше поднять шум, но проколоться, чем дать позитивный прогноз, а потом ошибиться.

Тем более что государственный чиновник Онищенко оказался полезен российским властям в качестве участника внешнеполитических спецопераций. Если в 90-е годы авторитет санитарных врачей, как и других профессиональных проверяющих (пожарных, милиции), упал из-за коррупции, то в последние годы Роспотребнадзор оказался в роли «дубинки» российской власти, что повысило его аппаратное влияние, но вызвало массу обвинений в ангажированности. В первый раз – в 2006 году, когда ведомство Онищенко запретило поставки в Россию грузинского и молдавского вина, а потом и грузинской минеральной воды из-за несоответствия российским стандартам качества. Официально было объявлено, что в вине были найдены пестициды и повышенное содержание железа, а минеральная вода не соответствовала заявленным показателям минерализации, ионного состава и жесткости. Подобные запреты не являются редкостью в международной практике, но они касаются отдельных проштрафившихся фирм. В данном случае речь шла о введении тотального эмбарго на продукцию ключевых отраслей стран, находившихся в напряженных отношениях с Россией. Если молдавские виноделы в 2007 году получили частичную амнистию (что совпало с потеплением двусторонних отношений), то грузинские до сих пор находятся в «черном списке», так как после введения запрета Михаил Саакашвили стал для Москвы еще более одиозной фигурой.

В 2009 году усилились противоречия между Москвой и Минском – Александр Лукашенко препятствовал продаже российскому бизнесу белорусских предприятий, возникли разногласия по кредитным вопросам. И тут вновь оказался востребован борец за благополучие человека, запретивший поставки в Россию белорусского молока в связи с введением в России нового техрегламента. Правда, Лукашенко тут же объявил о введении усиленного таможенного контроля на границе с Россией, и Москва пошла на уступки. О техрегламенте, ставшем поводом для кратковременной «молочной войны», больше не вспоминали.

А нынешней осенью обострились отношения между Россией и приднестровским лидером Игорем Смирновым, который решил пойти на очередной президентский срок вопреки мнению Москвы. И сразу же у Онищенко возникли претензии к коньяку «Квинт», по какому-то совпадению производящемуся именно в республике на Днестре. Впрочем, в ноябре выяснилось, что Россия пока не намерена запрещать ввоз коньяков из Приднестровья. С чем связана такая умеренность Онищенко? Может быть, с тем, что значительная часть приднестровского крупного бизнеса поддерживает соперника Смирнова, к которому благоволит Кремль.

Политическая полезность Онищенко позволяет ему оставаться во главе Роспотребнадзора в течение многих лет, несмотря на экзотичные заявления, которые он время от времени делает. Например, в 2009 году во время угрозы пандемии очередного гриппа – на этот раз свиного – российский медик предложил полностью запретить детским группам выезжать за пределы России. Похоже, что главный защитник российских потребителей считал, что можно бороться с эпидемиями в глобальном мире методами прошлого, а то и позапрошлого столетия, когда с распространением заразы боролись с помощью пеших и конных полицейских кордонов.

Однако аппаратные позиции Онищенко не всегда стабильны – в июле в действующее законодательство были внесены изменения, передающие полномочия по утверждению санитарно-эпидемиологических правил и нормативов Роспотребнадзора министерству здравоохранения и социального развития. Но большинство функций служба Онищенко за собой сохранила – так что исполнительный защитник прав российских потребителей и интересов российской власти еще будет полезен своим начальникам. Только доверие к объективности российских эпидемиологов вряд ли будет быстро восстановлено и после того, как он покинет свое кресло.

В начале 2011 года Онищенко предложил ограничить право родителей на отказ от вакцинации детей. Он назвал отказ от вакцинации нарушением прав ребенка и заявил, что его ведомство обсуждает законодательную инициативу по ограничению прав родителей на отказ от прививок. В Думе, правда, его предложение назвали бесперспективным. Члены Общероссийского общественного движения в защиту прав родителей и детей «Всероссийское родительское собрание» направили президенту России Дмитрию Медведеву открытое письмо с жалобой на предложения Онищенко.

 

Материал подготовлен Алексеем Макаркиным

Гастарбайтеры из Таджикистана

ТОВАРИЩИ ПО НЕСЧАСТЬЮ

трудовые иммигранты из стран СНГ, лица "грузинской национальности", грузинские и молдавские виноделы, производители "Боржоми"

ЭКСПЕРТИЗА

Елена Буртина, зампредседателя «Комитета «Гражданское содействие»:

 

— Когда устраивается некая акция, кампания по выселению мигрантов, то вполне возможно, что в ходе этой кампании нарушений закона происходит больше, чем обычно».

ЦИТАТЫ

Геннадий Онищенко:

— Каждый пятый из выдворенных из нашей страны иностранных граждан был представителем Таджикистана.

 

Каромат Шарипов, председатель Общероссийского движения трудовых мигрантов Таджикистана:

— Очередная инициатива Роспотребнадзора — это еще не объявленная война...