Ольга Боровкова

Назначена Московской городской Думой 30 июня 2010 года. С 2004 года работала в должности секретаря судебного заседания и помощника судьи надзорной инстанции Московского городского суда. С 2007 года — ведущий консультант судебного состава докладчиков Президиума Верховного Суда Российской Федерации. Высшее учебное заведение окончила с отличием. 2 января 2011 года судья Боровкова вынесла приговоры участникам акции 31 декабря 2010-го на Триумфальной площади — одному из лидеров...

Назначена Московской городской Думой 30 июня 2010 года. С 2004 года работала в должности секретаря судебного заседания и помощника судьи надзорной инстанции Московского городского суда. С 2007 года — ведущий консультант судебного состава докладчиков Президиума Верховного Суда Российской Федерации. Высшее учебное заведение окончила с отличием.

2 января 2011 года судья Боровкова вынесла приговоры участникам акции 31 декабря 2010-го на Триумфальной площади — одному из лидеров Партии народной свободы Борису Немцову, координатору Левого фронта Константину Косякину, активисту «Солидарности» Илье Яшину — и участнику несостоявшейся акции 31 декабря на Красной площади, одному из лидеров Движения против нелегальной иммиграции Владимиру Тору. Борис Немцов был приговорен к 15 суткам ареста, Константин Косякин и Владимир Тор — к 10 суткам, Яшин — к 5 суткам. Все — за неповиновение законным требованиям сотрудников милиции.

Немцов также обвинялся в том, что нецензурно ругал президента Дмитрия Медведева, причем соответствующая информация содержалась не в протоколе о задержании, а в некоем «Продолжении к протоколу».

Судья Боровкова отклонила ходатайства защиты Немцова о вызове в суд официального представителя ГУВД Москвы Виктора Бирюкова, который публично заявлял, что Немцов совершал агрессивные действия в отношении милиционеров, и о приобщении к делу трех видеозаписей задержания Немцова.

Кроме того, судья Боровкова отказалась предоставить Немцову стул, и он был вынужден стоять. Когда кто-то из присутствовавших принес Немцову стул, судья отказала ему в праве сесть. Между тем 13 января Тверской суд выпустил пресс-релиз, в котором говорилось, что судья Боровкова сама предлагала Немцову сесть, однако тот якобы отказался.

Судья проигнорировала выступления свидетелей защиты, которые подтвердили, что Немцов 31 декабря уже покинул территорию, где проходила оппозиционная акция, санкционированная московским властями, и был окружен и задержан милиционерами. Никто из свидетелей защиты не подтвердил, что Немцов оказывал при задержании сопротивление и ругал президента матом. Вместе с тем судья согласилась с показаниями свидетелей обвинения, омоновцами Ухабовым и Поляковым, которые, судя по видеозаписи, даже не участвовали в его задержании, хотя утверждали обратное.

 

Константин Косякин, Илья Яшин и Владимир Тор отрицали факт сопротивления действиям милиции, однако судья Боровкова признала их виновными. Яшин заявил отвод судье, посчитав ее решения политически мотивированными. Боровкова отказала Яшину в отводе судьи, а также в стуле, как и Немцову. Яшин в знак протеста отказался отвечать на вопросы судьи. Все, кроме Яшина, его адвоката и свидетелей обвинения, милиционеров Кондрашова и Чарухина, покинули зал суда.

 

Спустя почти год Боровкова снова стала героем истории, связанной с российской оппозицией. 6 декабря она вынесла приговоры двум главным задержанным после митинга 5 декабря против результатов выборов в Думу и несостоявшегося шествия к Центризбиркому. Илья Яшин и популярный блоггер, глава антикоррупционного проекта «РосПил» Алексей Навальный, которые обвинялись в неповиновении законным требованиям сотрудников полиции, были приговорены к 15 суткам ареста. Боровкова вновь проигнорировала показания свидетелей защиты, отказалась приобщать к делу видеозапись задержания и не приняла во внимание очевидные нарушения при задержании.

 

А 24 декабря Боровкова приговорила к 10 суткам ареста координатора Левого фронта Сергея Удальцова — к этому моменту он находился под стражей уже почти три недели. Первый раз его задержали 4 декабря, когда он собирался на акцию против нечестных выборов, под тем предлогом, что он якобы переходил улицу в неположенном месте, а потом приговорили к пяти суткам ареста за все то же якобы имевшее место неповиновение законным требованиям сотрудников полиции. Он объявил сухую голодовку, его госпитализировали, но затем отвезли из больницы в суд, где приговорили к 15 суткам уже за самовольное оставление места содержания под стражей — Удальцов во время предыдущего ареста был также госпитализирован, после чего, выписавшись, покинул больницу, а должен был, видимо, сам вернуться под стражу. И вот теперь еще десяь суток, за очередное неповиновение, якобы имевшее место на сей раз аж 24 октября, когда Удальцова задержали, даже не дав ему дойти до акции у Центризбиркома. Боровкова, как всегда, не приняла во внимание показания свидетелей защиты и видеозапись задержания, а доверилась во всем свидетелям обвинения — сотрудникам полиции.

На следующий день она приговорила к десяти суткам активиста Движения в защиту Химкинского леса Ярослава Никитенко, задержанного после оглашения приговора Удальцову.

«Стратегия-31»

Акции на Триумфальной площади в Москве регулярно проходят с мая 2009 года. Начавшиеся как серия бессрочных мероприятий в защиту 31-й статьи Конституции РФ, гарантирующей свободу собраний, они постепенно сложились во всероссийское гражданское движение «Стратегия-31» . С 2010 года акции проходят также в Санкт-Петербурге и других городах России каждое 31-е число месяца.

Не менее регулярно милиция разгоняет митингующих, пачками утаскивая людей в ОВД, куда нередко попадают и журналисты, и (как это было с Мохнаткиным) случайные прохожие. Сотрудника правоохранительных органов, который принимает задержанных в ОВД, истинные причины задержания совершенно не волнуют. Обычно он пишет протоколы о неподчинении законным требованиям милиционеров, нарушении порядка проведения публичного мероприятия или переходе улицы в неположенном месте, опираясь на заранее заполненные рапорты задерживающих.

Дело Мохнаткина оппозиционеры восприняли как акт устрашения. Вынесенный приговор — как предупреждение от ГУВД: за митинги будут сажать. За день до ареста Мохнаткина, 31 мая, милиционеры жестоко разогнали очередную акцию оппозиции на Триумфальной площади. Одному из задержанных, активисту «Солидарности» и журналисту Александру Артемьеву, в милицейском автобусе сломали ключицу. В ГУВД поспешили заявить, что милиционеры ни при чем, но спустя некоторое время извинились.

По сценарию «дела Мохнаткина» начали преследовать не только участников движения «Стратегия-31», но и акции «День гнева», что проходит напротив московской мэрии. Координатора общественно-политического движения «Нация свободы» (образовано группой бывших сторонников Эдуарда Лимонова) Владимира Титова избившие его милиционеры обвинили в нападении и тоже завели против него уголовное дело, которое очень скоро развалилось. А активиста «Левого фронта» Григория Торбеева до сих пор держат в СИЗО. По версии следствия, он ткнул милиционера файером в глаз. Торбеев утверждает, что это произошло случайно: страж порядка сделал резкое движение и сам наткнулся на пиротехнику. Торбеев может получить 5 лет.

Еще одно уголовное дело могут завести против активистки «Солидарности» Анастасии Рыбаченко, задержанной 31 января 2010 года на акции «Стратегии-31». Пока ее только обязали явиться для беседы к следователю, но милиционеры уже пожаловались, что она искусала одному из сотрудников палец. В случае возбуждения дела ей грозит до 5 лет лишения свободы.

О том, что правоохранительные структуры отрабатывают схему по посадке оппозиционеров, говорит и тот факт, что делом активиста Торбеева занимается следователь Петриченко, который ранее вел дело Мохнаткина, а продлевала арест Торбеева все та же судья Ковалевская.

Приговор Мохнаткину не напугал участников акций на Триумфальной площади, а «первый политзек “Стратегии-31”» попал на плакаты активистов. С момента ареста Мохнаткина его освобождения требовали участники многих акций — наряду с отставкой Путина, свободой собраний и прекращением уголовного преследования Михаила Ходорковского. Митинги в защиту политзека проходили и отдельно от акций 31 числа.

Питерская газета «Мой район» организовала «виртуальный митинг». Желающие поддержать осужденного фотографировались с плакатами и отправляли фотографии на сайт издания. Летом 2010 года нацболы провели акцию в Москве у Генпрокуратуры: развернули плакаты, зажгли файеры и дымовые шашки. Новосибирский художник Артем Лоскутов организовал шествие в поддержку Мохнаткина. Сочувствующие политзеку прошли по городу с ковром, на который наклеили лозунг: «Свободу Сергею Мохнаткину!».

Для политзека собрали 60 тысяч рублей, несколько известных адвокатов пообещали его защищать. 16 августа в Мосгорсуде, когда осужденный пытался обжаловать свой приговор, его интересы представляли адвокаты Михаил Трепашкин и Татьяна Маркова. Участие юристов не помогло. Судья высшей инстанции под возмущенные крики собравшихся оставила приговор в силе.

При самом худшем раскладе Мохнаткин выйдет на свободу 1 декабря 2012 года, незадолго до президентских выборов. 31 числа страна будет праздновать Новый год на Красной площади, а оппозиционеры вновь выйдут протестовать на Триумфальную. Вряд ли политзек будет колебаться, выбирая на какую из площадей пойти в новогоднюю ночь.

 

 

«Стратегию-31» можно назвать наиболее удачным уличным проектом оппозиции последнего времени, сопостовимым по своему влиянию на общество с «маршами несогласных». Этот проект оказался вполне успешным – в конце концов, власть сдалась и начала «согласовывать» ранее запрещаемое мероприятие. (Собственно говоря, задержание Бориса Немцова 31-го декабря 2010г. вместе с другими оппозиционерами вызвало особое возмущение еще и потому, что провокация против политиков произошла именно на «согласованном» митинге.)

Успеху проекта способствовала готовность определенного (пусть и не слишком большого) числа москвичей поддержать требования о необходимости соблюдения властями 31-ой статьи российской Конституции (где как раз и говорится о гарантируемой свободе собраний, митингов, шествий и т.д.) и в назначенный час выйти в назначенное место – каждое 31-ое число в 18-00 на Триумфальную площадь в Москве. Выйти, несмотря на жестокие репрессии (разгоны, задержания, административные аресты), которым из раза в раз подвергались участники данных акций.

Популярность «Стратегии-31» во многом была обусловлена наличием «в одном строю» таких разных людей, как Людмила Алексеева и Эдуард Лимонов. Разумеется, серьезные разногласия (во многом, успешно спровоцированные властями), возникшие впоследствии между правозащитной и политической частью организаторов, были весьма болезненно восприняты сторонниками и чуть было не привели к расколу в рядах радикальной оппозиции. Между тем, следует признать, что, скорее всего, разрыв этот был предопределен.

Проблема заключается в том, что изначально, даже, возможно, не признаваясь в этом самим себе, авторы и вдохновители «Стратегии 31» преследовали не вполне одинаковые цели. Людмила Алексеева не раз декларировала (что из уст одного из авторитетнейших российских правозащитников звучало вполне органично), что, последовательно проводя в жизнь данную «стратегию», она руководствуется исключительно правозащитной логикой и никогда – политической. Следовательно, ее стремление «договориться» с властями о согласовании акций вряд ли может быть подвергнуто критике. Правозащитники всегда пытаются договориться с властями. Но такая позизия входит в явное противоречие с интересами представителей политической части «стратегии» и, прежде всего, с интересами Эдуарда Лимонова. В его политической программе (что тоже весьма логично) нет пункта о возможных договоренностях с режимом. Другими словами, следуя политической логике бескомпромиссного протеста, факт согласования мероприятия следовало признать блестящей победой и немедленно ужесточить требования – например, подать заявку на проведение марша. С этим условием Людмила Алексеева не согласилась. Так стал набирать обороты конфликт, при котором часть активистов приходила на «согласованное» мероприятие, а другая клеймила позором «соглашателей» и демонстративно проводила собственный «неразрешенный» митинг по соседству, который жестоко разгонялся милицией.    

«Стратегия-31» как общественно-политический инструмент и уже отчасти символ борьбы с режимом оказалась под угрозой. В этой ситуации последовательную позицию заняло движение «Солидарность», чье участие в акциях по 31-го числам во многом определило успех проекта. «Солидарность» не приняла ничью сторону и выступила за скорейшее разрешение конфликта, одновременно призывая граждан не снижать активность и продолжать поддерживать «Стратегию-31».

 

ПОСЛУЖНОЙ СПИСОК

Судья Боровкова выносила безосновательные приговоры об административных арестах и на других процессах по делам оппозиционеров. 7 сентября к аресту на 4 суток ею был приговорен лидер движения «За права человека» Лев Пономарев — за то, что он 12 августа во время несанкционированной властями акции День гнева якобы наступил на ногу милиционеру и «давал интервью против мэра Москвы на тротуаре, мешая проходу граждан к метро». При этом свидетели со стороны защиты...

Судья Боровкова выносила безосновательные приговоры об административных арестах и на других процессах по делам оппозиционеров. 7 сентября к аресту на 4 суток ею был приговорен лидер движения «За права человека» Лев Пономарев — за то, что он 12 августа во время несанкционированной властями акции День гнева якобы наступил на ногу милиционеру и «давал интервью против мэра Москвы на тротуаре, мешая проходу граждан к метро». При этом свидетели со стороны защиты сообщили суду, что милиционеры схватили Пономарева внезапно и что ближайшая станция метро находится не так уж близко от памятника Юрию Долгорукому, возле которого должна была пройти акция. Но судья Боровкова этим доводам не вняла.

 

13 ноября координаторы Левого фронта Сергей Удальцов и Константин Косякин были приговорены судьей Боровковой к 12 и 10 суткам соответственно за неповиновение законным требованиям сотрудников милиции. В идентичных обвинениях говорилось, что 12 ноября Удальцов и Косякин препятствовали движению граждан по улице Тверская, из-за чего образовалось столпотворение граждан, на неоднократные предупреждения сотрудников милиции прекратить правонарушение не реагировали, выкрикивали оскорбительные высказывания в адрес сотрудников милиции, в ответ на предложение пройти в милицию для составления протокола начали вырываться, расталкивали сотрудников милиции, пытались создать суматоху среди проходящих мимо граждан. Свидетели защиты утверждали, что никаких требований Удальцову и Косякину никто не предъявлял. Судья, однако, посчитала показания свидетелей защиты не заслуживающими доверия и отказалась приобщить к делу видеозапись задержания Удальцова. При этом Боровкова утверждала, что защита не указала источник получения видеозаписи, хотя об источнике («Грани.Ру») было сообщено.

 

В ходе различных судебных заседаний судья Боровкова была замечена в том, что:

— выносила постановления о штрафе в отсутствие обвиняемых, без уведомления их судебным участком о дне и времени заседания;

— использовала показания милиционеров, не имевших отношения к задержаниям обвиняемых;

— отказывала обвиняемым в возможности сличить копию постановления с подлинником, а адвокатам и вовсе не выдавала копий;

— упоминала в постановлениях о деталях, которые не фигурировали в показаниях свидетелей и в делах обвиняемых;

— вопреки закону отказывалась огласить постановление сразу после рассмотрения дела по существу;

— задавала свидетелям наводящие вопросы;

— игнорировала тот факт, что показания свидетелей противоречили друг другу.

 

После истории с Немцовым 20 января у здания Тверского суда активисты Комитета пяти требований провели акцию «Стул для судьи Боровковой». Они принесли к суду 14 стульев с подписями «Стул для судьи Боровковой» и «Пусть Боровкова сядет». Милиция изъяла у них стулья, а активисты Руслан Исламов и Игорь Гуковский были задержаны и доставлены в ОВД «Китай-город». Позднее Гуковского обвинили в том, что он якобы бросил стул в милиционера, тем самым прорвав оцепление. На суде по делу Гуковского председательствовала сама Боровкова, которая в итоге присудила его к выплате штрафа в 1000 рублей за неповиновение сотрудникам милиции. На этом процессе она вновь посчитала показания милиционеров правдивыми и непротиворечивыми, а свидетелей защиты — заинтересованными лицами; видеозапись, не подтверждающую показания милиционеров, она проигнорировала. Кроме того, ведшая дело до нее судья Елена Абрамова вынесла постановление о невозможности вынесения решения по делу, так как возникли сомнения в вопросе о том, имел ли оперативный дежурный ОВД «Китай-город» Алексей Андреев полномочия составлять протокол об административном правонарушении Гуковского. Когда же адвокат Елизавета Приходина попыталась задать вопросы Андрееву, касающиеся этих его полномочий, Боровкова их сняла.

 

6 декабря судья Боровкова рассматривала дело задержанных на митинге "Россия без Путина" 5 декабря на Чистых прудах члена политсовета движения "Солидарность" Ильи Яшина и лидера проекта РосПил  Алексея Навального. По свидетельствам присутствовавших на заседании, Боровкова отказалась просмотреть видеозапись задержания Навального с его ноутбука, заявив, что у суда нет для этого «технической возможности». Впоследствии она заявила, что рассматривает ходатайство о приобщении видео как попытку уйти от ответственности. В итоге судебного заседания Навальный и Яшин были приговорены к 15 суткам ареста по статье 19.3 КоАП "неповиновение законным требованиям сотрудников правопорядка". Неповиновение полиции, по мнению Боровковой, выражалось, в частности, в выходе на проезжую часть и скандировании лозунга «Это наш город!».

В конце января 2011 года в районе места жительства и места работы Ольги Боровковой были расклеены листовки: «Есть ли совесть у судьи Боровковой?». Эти действия получили негативную оценку правозащитников Людмилы Алексеевой и Валерия Борщева. 20 апреля 2011 года руководитель движения «Молодые юристы России» Сергей Бруев передал депутату Европарламента Кристийне Оюланд список из 12 человек, предположительно имевших отношение к кампании по травле Ольги Боровковой. 6 декабря 2011 года движение пообещало поддержать судью в случае если на неё будет оказано давление сторонниками Яшина и Навального.

В блогах судью Боровкову выдвигали на получение судебной антипремии «Глобус Басманного правосудия». Защита Бориса Немцова готовит обращение в Квалификационную коллегию судей о лишении Боровковой статуса.

22 декабря 2011 года Боровкова приговорила к шести суткам ареста активиста «Обороны» Федора Ходькова и гражданского активиста Геннадия Строганова, а активиста «Другой России» Сергея Аксенова — к пяти. При этом решения по делам Ходькова и Строганова она почему-то отказалась читать. Строганову не дали дождаться адвоката, адвоката Ходькова не допустили к слушанию дела. Единственные свидетели, которых Боровкова признает, это полицейские, даже если они читают текст показаний по бумажке.

Борис Немцов

ТОВАРИЩИ ПО НЕСЧАСТЬЮ

Координаторы Левого фронта Константин Косякин и Сергей Удальцов, активист «Солидарности» Илья Яшин,  лидер московского отделения Движения против нелегальной иммиграции Владимир Тор, лидер движения «За права человека» Лев Пономарев, блоггер Алексей Навальный

ЭКСПЕРТИЗА

Вадим Прохоров, адвокат Бориса Немцова:

— Судебное разбирательство превратилось в издевательство над правосудием.

ЦИТАТЫ

Судья Ольга Боровкова:

— Показания свидетелей защиты опровергаются письменными материалами дела.

 

Борис Немцов:

— Кто думал, что Данилкин уникален и дело Ходорковского уникально — тот ошибся.
Боровкова — Данилкин в юбке. А вся путинская судебная система — данилкин суд. Или боровков».