Екатерина Лахова

Екатерина Лахова – автор печально знаменитого законопроекта, запрещающего отдавать российских сирот в американские семьи. Этот закон может стать смертным приговором для детей, которых наше общество в большинстве своем считает «уродами» и «недоразвитыми» и не только не может, но и не хочет создать им нормальные условия для жизни и развития, которые готовы предоставить американцы. Этот закон уже назвали «законом подлецов» и «людоедским»....

Екатерина Лахова – автор печально знаменитого законопроекта, запрещающего отдавать российских сирот в американские семьи. Этот закон может стать смертным приговором для детей, которых наше общество в большинстве своем считает «уродами» и «недоразвитыми» и не только не может, но и не хочет создать им нормальные условия для жизни и развития, которые готовы предоставить американцы.

Этот закон уже назвали «законом подлецов» и «людоедским». Понятно, что он спущен в Думу сверху, из Кремля, как ответ на американский «Акт Магнитского», угрожающий интересам коррумпированной российской власти, которая уже в обозримом будущем может быть выброшена из мировой элиты, превращена в изгоя. Власть раздражена и напугана – и, ища возможность для контрудара, не нашла ничего лучшего, как прикрыться детьми.

Но для того, чтобы выполнить технические формальности, надо было найти «лучших учеников» – тех, кто непосредственно связал бы свое имя с позорным документом. Поправку о запрете усыновления внесли двое депутатов – Елена Афанасьева и Екатерина Лахова. Афанасьева – малоизвестный член фракции ЛДПР; ее отрядил для выполнения спецоперации Жириновский, чтобы представить законодательную инициативу как плод творчества парламентской коалиции, а не только «Единой России». Ему не впервой оказывать Кремлю подобные услуги. Лахова же – известный политик, член генерального совета «Единой России», ветеран Думы. На нее была возложена особо важная миссия – не только формально внести поправку, но и защищать ее перед журналистами, смотрящими на депутата с нескрываемым презрением.

Лахова мало отличается от простых – не лучших – учеников из Думы, послушно голосовавших и за поправку, и за закон в целом. Но именно ее имя стало символом позорного конформизма депутатского корпуса, в котором нашлось лишь восемь человек, проголосовавших против принятия закона в окончательном, третьем чтении. Хочется назвать имена этих людей – Жорес Алферов, Дмитрий Гудков, Валерий Зубов, Андрей Озеров, Сергей Петров, Илья Пономарев, Борис Резник, Олег Смолин. Своим голосованием они спасали честь российского парламентаризма, растоптанную лаховыми.

Дети - заложники

В 2010 году в Конгресс США был внесен «Акт Магнитского» — закон, запрещающий въезд в США десяткам российских работников судов и сотрудников правоохранительных органов. Все эти два года российские начальники обещали дать адекватный, но асимметричный ответ на происки американского империализма. Ответ был дан законом, который получил название "АнтиМагнитский", 21 декабря Дума проголосовала за него в третьем чтении. В заложники российская власть взяла тех, кто не может дать сдачи: российских детей-сирот.

В 2010 году в Конгресс США был внесен «Акт Магнитского» — закон, запрещающий въезд в США десяткам российских работников судов и сотрудников правоохранительных органов. Все они были, по мнению авторов законопроекта, причастны к умерщвлению в московской тюрьме юриста Сергея Магнитского. Магнитский рискнул обвинить российские налоговые службы, а также МВД в махинациях, позволивших украсть миллионы долларов из российского бюджета. Закон предполагал не только лишение фигурантов виз США, но также замораживание их вкладов в американских банках. Надо сказать, что администрация Обамы, явно не желавшая злить Путина, сколько могла противилась принятию этого закона. Председатель сенатского комитета Джон Керри (скорее всего, будущий госсекретарь) откладывал обсуждение и голосование едва ли не два года. Но, в конце концов, процедурные уловки себя исчерпали, и закон был принят. Президенту Обаме не оставалось ничего другого, как подписать его. Теперь в течение 120 дней Белый дом должен предоставить открытый список лиц, попадающий под действие этого закона. При этом, судя по всему, список может быть расширен за счет чиновников, которые обвиняются в нарушении прав человека в других случаях.

Все эти два года российские начальники обещали дать адекватный, но асимметричный ответ на происки американского империализма. Ведь возможность наказать аналогичным образом американских чиновников, повинных в нарушении прав россиян (к ним Москва относит тех, кто участвовал в осуждении торговца оружием Виктора Бута и перевозчика наркотиков Константина Ярошенко), вызывала лишь юмористические комментарии. В самом деле, угроза запретить въезд на территорию России сотрудникам американских спецслужб и судьям, а также арестовать их счета в «Сбербанке» и ВТБ, выглядела смехотворно. Сам же «Акт Магнитского» серьезно ущемлял права российской коррумпированной элиты, целью которой является обеспечение безбедной жизни себе и родственникам за пределами Отчизны. Тем более что вслед за США и страны Евросоюза заговорили о принятии аналогичного закона.

И российская власть сконцентрировалась на поисках «асимметричного» ответа. Сначала попытались действовать обычным способом, вводя торговые ограничения. Руководитель Роспотребнадзора Геннадий Онищенко объявил о запрете ввоза в Россию американской свинины. Однако приравнивание российских коррупционеров к свиньям на Вашингтон большого впечатления не произвело. К тому же замаячила перспектива расследования во Всемирной торговой организации, куда Россия только что вступила.

И тогда в действие было приведено главное оружие. В заложники российская власть взяла тех, кто не может дать сдачи: российских детей-сирот. С подачи двух депутаток, Екатерины Лаховой и Елены Афанасьевой, в законопроект «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушению прав граждан РФ» была внесена поправка, в принципе запрещающая американцам усыновлять российских детей. Предлог был выдуман смехотворный – а Штатах, оказывается, нарушают права приемных детей. Там, кричали депутаты, от плохого обращения погибли 19 человек (притом, что усыновлены были, по разным оценкам, от 60 до 100 тысяч детей). Закон протаскивали под демагогические заявления о том, что Россия должна-де сама заботиться о своих сиротах. Премьер Медведев заявил: «У нас сегодня уже достаточно благополучное общество, у государства есть средства этим заниматься, а наши люди готовы тоже заниматься усыновлением и помощью таким детям». При этом практически никто из народных избранников не попытался объяснить, что же мешало это делать раньше. Особую жестокость депутаты проявили к больным детям, которых россияне практически не усыновляют. А среди сирот, усыновленных американцами, таких около десяти процентов. Образумить коллег пытался Илья Пономарев из «Справедливой России».

«Мы лишаем родителей полторы тысячи сирот, которые стоят в очереди на усыновление в США. Полторы тысячи детей мы оставим сиротами, а 49 мы убиваем, — заявил он и обратился к коллегам: — Хочу, чтобы каждый из вас подумал, прежде чем голосовать».

 Но напрасно — Дума получила команду и проголосовала, как потребовали наверху. Мало того. Чтобы всяким европейцам неповадно было, думцы дополнили закон еще одной поправкой (ее внес депутат Михаил Старшинов), распространяющей запрет на усыновление на граждан тех государств, которые решили запретить российским чиновникам въезжать в свои страны «по мотиву причастности к нарушениям прав человека в РФ».  

На этом фоне поправка, предоставляющая Минюсту право приостанавливать работу НКО, если обнаружится, что она получает средства от граждан США и участвует в политической деятельности, а также запрещающая россиянам, имеющим американское гражданство, работать в НКО, уже не удивляет.

То, что решение о людоедском законе было принято отнюдь не верноподданными думцами, стало ясно в ходе традиционной пресс-конференции Владимира Путина. Глава государства очевидным образом продемонстрировал, что он лично оскорблен принятием «Акта Магнитского» и не намерен подставлять другую щеку. Судьбы российских детей его совершенно не волнуют.  

ПОСЛУЖНОЙ СПИСОК

Автор законопроекта о запрете усыновления американцами российских детей Екатерина Лахова – ветеран российского парламентаризма. Впервые она была избрана депутатом еще в 1990 году, в конце существования СССР, на первых – и, как позднее выяснилось, последних – выборах на Съезд народных депутатов РСФСР. Многие политические звезды того времени давно потухли – нынешнему поколению российских политиков мало что говорят такие фамилии, как Шумейко или Полозков, да и о бравом...

Автор законопроекта о запрете усыновления американцами российских детей Екатерина Лахова – ветеран российского парламентаризма. Впервые она была избрана депутатом еще в 1990 году, в конце существования СССР, на первых – и, как позднее выяснилось, последних – выборах на Съезд народных депутатов РСФСР. Многие политические звезды того времени давно потухли – нынешнему поколению российских политиков мало что говорят такие фамилии, как Шумейко или Полозков, да и о бравом полковнике Руцком уже подзабыли. А Лахова на каждых выборах неизменно избирается депутатом, уцелев во всех бурях двух десятилетий.

Все началось с того, что малоизвестная ранее замначальника управления здравоохранения Свердловской области почти сразу же после избрания депутатом возглавила Комитет по делам женщин, охране семьи, материнства и детства Верховного совета РСФСР. Наблюдатели уже тогда обратили внимание на ее происхождение – всю жизнь до переезда в Москву прожила в Свердловске, где первым секретарем обкома партии был Борис Ельцин. Однако при нем Лахова занимала лишь скромную должность замзавотделом здравоохранения города Свердловска. Однако при преемнике Ельцина, Юрии Петрове, она стала чиновницей областного масштаба. А Петров хоть и находился в 90-м году за границей – послом на Кубе – но сохранял с Ельциным дружеские отношения, в связи с чем и стал в следующем году руководителем Администрации президента.

Так что свердловский фактор явно способствовал карьере Лаховой, но не только. Ее отличительное качество – незаурядное политическое чутье. В отличие от многих своих коллег по Верховному совету, она сделала однозначную ставку на Ельцина, понимая, что Советский Союз рассыпается, и удержать его от развала уже невозможно. В 1991 году Лахова вовремя уходит с поста председателя комитета в хасбулатовском Верховном совете, перейдя под начало Петрова в Администрацию президента – на должность советника Ельцина все по тем же вопросам семьи, материнства и детства.

Во время гражданского противостояния осени 93-го Лахова, разумеется, оказывается на стороне Кремля. Но в очередь желающих попасть в список гайдаровского «Выбора России» она вставать не захотела – ведущую роль там сыграть было невозможно («женским лицом» блока уже была Элла Памфилова), да и перспективы выглядели неопределенными. Вместо этого Лахова становится одним из лидеров списка «Женщины России» – спокойного, комфортного, подчеркнуто неконфликтного – и, пройдя в Думу, возглавляет соответствующую депутатскую фракцию.

Однако движение с неопределенной программой вскоре выходит из моды – и Лахова, пройдя во вторую Думу по одномандатному округу, начала сближение с Юрием Лужковым. В третью Думу она баллотируется уже от примаковско-лужковского ОВР, который особых лавров не снискал, но набрал достаточное количество голосов, чтобы Лахова прошла в парламент. А уже вскоре она вступает во вновь созданную партию «Единая Россия» и в парламенте четвертого созыва вновь – как и в начале карьеры – возглавляет Комитет по делам женщин, семьи и молодежи. И к тому же становится членом генсовета партии.

Тонкое политическое чутье не подводило Лахову и в вопросах идеологического выбора. В 90-е годы в России начали реализовываться бывшие тогда в моде и щедро поддержанные международными организациями программы планирования семьи и полового воспитания школьников – и Лахова оказалась в первых рядах их сторонников. Чего ей до сих пор не могут простить православные фундаменталисты, заполнившие Интернет инвективами в адрес депутата. Апогеем кампании стала направленная Владимиру Путину в прошлом году почтительная эпистола с разоблачением лаховских прегрешений. Но все эти действия ни к чему не привели – Лахова лучше, чем православные активисты, умеет демонстрировать свою полезность Кремлю.

Например, в 2004 году, когда отношения между Россией и США серьезно обострились после иракской войны и попыток Москвы поиграть в строительство оси с Берлином и Парижем. Тут в первый раз пригодилась тема усыновления. Еще недавно придерживавшаяся либеральных взглядов на семейные проблемы, Лахова в духе времени выступила в качестве ревнительницы патриотических принципов и защитницей российских младенцев от американских злоумышленников. Правда, тогда сигнала из Кремля на полный запрет усыновления россиян гражданами США не поступило – и Лахова ограничилась более мягкими ограничительными инициативами. Эта история выгодна ей и сейчас – она позволяет Лаховой говорить о том, что ее нынешняя «людоедская» инициатива является закономерным итогом предыдущей деятельности, а не бумажкой, сочиненной в Кремле, содержание которой ей доверили озвучить.

Неудивительно, что лояльность депутата была вознаграждена – к 60-летию ее наградили орденом «За заслуги перед Отечеством», хотя и младшей, четвертой степени. Правда, сейчас Лахова не возглавляет парламентский комитет (ныне она является зампредом Комитета по делам общественных организаций), но зато когда надо было срочно создавать Общероссийский народный фронт, она оказалась востребована – в качестве главы Союза женщин России. В нынешней Думе она до последнего времени не была в первых рядах энтузиастов политической реакции, но когда надо, демонстрировала полную солидарность с Кремлем – будь то принятие репрессивного закона об «иностранных агентах» или же «дело Pussy Riot». Например, она предложила принять закон о запрете групп Pussy Riot и «Война», приравняв их к вредным сектам.

Кстати, по данным, содержащимся в одном из биографических сборников Николая Зеньковича, в лаховском кабинете на Охотном ряду находится икона Богоматери Семистрельной, а сама депутат соблюдает Великий пост, воздерживаясь в этот период даже от рыбы. А перед выходом из дома читает молитву, которой ее научила некая старушка: «Ангела встречу. Христос на пути. Николай Чудотворец, дорогу святи. О, Матерь Божья, иди впереди. Свою рабыню, Екатерину храни и спаси». Непонятно только, как такая истовая бытовая религиозность сочетается с проектами по планированию семьи, к коим православные (причем не только фундаменталисты) относятся весьма негативно – и от которых «рабыня Екатерина» не отрекалась. Хотя в современной России и не такое бывает.

И вот теперь именно Лаховой поручили внести в Думу самый скандальный закон 2012 года, вызвавший бурю протестов, причем не только со стороны оппозиции, но и из уст вполне лояльных власти деятелей, включая нескольких министров и епископа Пантелеимона, отвечающего в Московской патриархии за социальное служение и благотворительность. Причем депутату-ветерану пришлось не только поставить свою подпись под текстом, но еще и объяснять (без особого успеха) разгневанным журналистам, почему закон надо принять в считанные дни, что может сломать судьбы детей, уже ждущих разрешения на усыновление. Впрочем, чего не сделаешь для того, чтобы оказаться в Думе на очередной срок.

История Лаховой – не исключение, а типичное явление для нынешней российской элиты. В частности, для депутатского корпуса, голосующего в режиме взбесившегося принтера за любые законы, спущенные сверху. Стремление «зацепиться» за кабинет на Охотном ряду, за место в руководстве ЕР и ОНФ становится куда более значимым, чем сохранение хорошей репутации, о которой циничные политики, кажется, уже и не вспоминают.

Сироты

ТОВАРИЩИ ПО НЕСЧАСТЬЮ

ЦИТАТЫ

Екатерина Лахова:

«Если говорить на предмет того, какое количество детей передано за все предыдущие годы в Америку, маленький городок, около 100 тыс. жителей, по-моему, населили бы наши дети. А демография?»

лидер ЛДПР Владимир Жириновский:

«Десятки погибли, над остальными издеваются, мы просто не знаем этого. Помните мальчика, которого заставляла приемная мать пить острый соус как наказание?

министр иностранных дел Сергей Лавров:

«Это неправильно, и я уверен, что в конечном итоге Госдума примет взвешенное решение».

журналист Светлана Сорокина:

«Запрет на усыновление российских детей американцами, на мой взгляд, совершенно неадекватный ответ на «Закон Магнитского».