Тимофей Грачев

21 февраля Басманный суд санкционировал арест до 6 апреля Александра Марголина, очередного подозреваемого в участии в массовых беспорядках на Болотной площади 6 мая 2012 года. По мнению следствия, Марголин повалил сотрудника ОМОН и бил его ногами. От имени Следственного комитета на заседании выступал следователь, майор юстиции Тимофей Грачев. Он утверждал, что Марголин «совершил преступление, не считаясь с нормами морали» и «выказывал явное пренебрежение к представителям...

21 февраля Басманный суд санкционировал арест до 6 апреля Александра Марголина, очередного подозреваемого в участии в массовых беспорядках на Болотной площади 6 мая 2012 года. По мнению следствия, Марголин повалил сотрудника ОМОН и бил его ногами. От имени Следственного комитета на заседании выступал следователь, майор юстиции Тимофей Грачев. Он утверждал, что Марголин «совершил преступление, не считаясь с нормами морали» и «выказывал явное пренебрежение к представителям власти». Как водится, никаких доказательств, кроме показаний якобы пострадавшего омоновца, суду представлено не было, в том числе никаких фото- и видеосвидетельств. Адвокат обвиняемого Анна Полозова заявила, что ей показали десять кадров, но ни на одном из них следов преступлений Марголина нет. Кроме того, по ее словам, 20 февраля было нарушено право Марголина на юридическую защиту: следователь не отзывался на ее звонки и не выписывал ей пропуск в Следственный комитет, где в это время допрашивал ее подзащитного с государственным адвокатом Дмитрием Лазаревым (хотя Полозова предупреждала Грачева в тот же день, что именно она будет представлять интересы Марголина). Грачев же отвечал, что Марголин был фактически задержан в 14.30 и в это же время к нему пустили адвоката, хотя, как напоминает «Новая газета», время задержания отсчитывается с момента, когда человек потерял свободу передвигаться, то есть для Александра оно началось сразу после обыска, в 9.30 утра. Следователь также заявил, что Марголин не имел претензий к адвокату, подписал соответствующую бумагу, а когда явилась Полозова, удивился и позвонил жене, чтобы удостовериться, заключила ли она с защитницей договор. Сам Марголин на это возразил, что не мог позвонить жене, поскольку у него изъяли мобильный.

 

Впрочем, все эти печальные мелочи уже хорошо знакомы каждому, кто следит за судьбой обвиняемых по «Болотному делу» и даже просто участников протестных акций, которых приговаривают к административным арестам. Но следователь Грачев предъявил суду два новых в практике «Болотного дела» основания для ареста Марголина. Во-первых, Марголин девять месяцев «скрывался от следствия» — в терминологии Грачева это означает, что Марголин сам не явился с повинной в Следственный комитет после того, как на сайте ведомства был вывешен пресс-релиз со стоп-кадрами видео происходившего на Болотной. Никакие повестки в квартиру, где прописан Марголин, не приходили — он сообщил суду, что исправно проверял там почту. При этом дело против Марголина было заведено только 20 февраля. Во-вторых, Марголин «может скрыться за границей», так как «следствием установлено, что среди его друзей в социальных сетях есть граждане, проживающие за пределами России». И неважно, были ли реальные попытки скрыться, есть ли у подозреваемого паспорта иностранных государств — теперь для того, чтобы обосновать содержание подозреваемого под стражей, достаточно указать, что он сам не явился, чтобы во всем признаться, и что у него в социальных сетях есть друзья, живущие в других странах.

 

В итоге суд под председательством Натальи Мушниковой постановил арестовать Марголина, несмотря на то, что у него на иждивении находятся двое детей, неработающая жена, а также отец-пенсионер и мать — инвалид второй группы.

 

Еще во время заседания присутствовавшие в зале обнаружили в социальной сети «Одноклассники» фотографию следователя Грачева в бассейне — голого по пояс и покрытого татуировками. Журналистов также заинтересовало его проколотое ухо. Детали эти, прямо скажем, диковатые, но вряд ли их стоит рассматривать как свидетельства незаконной деятельности следователя (хотя интересно было бы узнать, что именно означают эти татуировки). Нарушений, как мы видим, и так хватает.

 

Фотография Евгения ФЕЛЬДМАНА /«Новая газета»

 

 

Болотное дело. Следствие/Суд

Сегодня уже совершенно очевидно, что Россия впервые за несколько десятилетий стоит на пороге большого показательного политического процесса. Показательным суд над всеми фигурантами так называемого болотного дела станет, поскольку его цель — демонстративное запугивание как общественных и политических активистов, так и просто людей с активной гражданской позицией, не боящихся высказывать ее прямо, открыто, в том числе и на уличных акциях.


«Дело 12» появилось в конце ноября 2012 года. Следователь Рустам Габдуллин почему-то решил выделить его из дела о массовых беспорядках, якобы имевших место на Болотной площади 6 мая 2012 года, и связанном с ними применением насилия в отношении представителей власти (полицейских и омоновцев). В качестве обвиняемых по делу были отобраны двенадцать человек, фактически никак друг с другом не связанных. Они не состояли в сговоре, не являлись членами одной преступной группы или (не)легальной партъячейки.

«Дело 12»

«Дело 12» появилось в конце ноября 2012 года. Следователь Рустам Габдуллин почему-то решил выделить его из дела о массовых беспорядках, якобы имевших место на Болотной площади 6 мая 2012 года, и связанном с ними применением насилия в отношении представителей власти (полицейских и омоновцев). В качестве обвиняемых по делу были отобраны двенадцать человек, фактически никак друг с другом не связанных. Они не состояли в сговоре, не являлись членами одной преступной группы или (не)легальной партъячейки. Эпизоды, которые им инкриминируют, не выстраиваются ни в какую логичную цепочку, последовательность событий. Они просто попались — их узнали на фотографиях и видео, отследили и задержали. Следствие, видимо, посчитало их исполнителями коварного замысла активистов Левого фронта Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева. Вот они и предстают теперь по три, а то и четыре дня в неделю перед судом.

Из двенадцати обвиняемых одиннадцати инкриминируют участие в пресловутых массовых беспорядках, одной (Марии Бароновой) — призывы к оным. Восьмерых плюс к тому обвиняют в применении насилия в отношении представителей власти. Девять человек находятся в СИЗО (дольше всех — Андрей Барабанов: он сидит уже почти полтора года), двое под домашним арестом (Николая Кавказского перевели под домашний арест из СИЗО только в августе этого года, до этого он больше года находился в заключении), Мария Баронова — под подпиской о невыезде. На этапе следствия дело велось с многочисленными нарушениями: обвиняемых шантажировали, не давали им встречаться с родными и адвокатами, адвокатам ограничивали срок ознакомления с делом. В основе дела — многочисленные показания полицейских и омоновцев, пострадавших на Болотной площади. При этом по ходу следствия показания некоторых из них чудесным образом менялись: если сразу после событий они не знали, кто нанес им травму, то спустя месяцы они вдруг словно прозревали и опознавали тех, кого нужно.

В Замоскворецкий суд дело было передано 27 мая 2013 года (Болотная площадь подпадает под его юрисдикцию). Однако выяснилось, что в здании Замоскворецкого суда нет зала подходящих размеров, и заседания начались в здании Мосгорсуда. С октября они проходят в здании Никулинского суда. За это время суд опросил несколько десятков так называемых потерпевших — в подавляющем большинстве из числа полицейских и омоновцев. Некоторые из них даже не опознали никого из обвиняемых и не имеют к ним претензий, тем не менее, они остаются в статусе потерпевших. Те, кто опознал, как правило, путались в показаниях, сообщали факты, противоречащие вроде как их же словам в протоколах допросов на следствии, а иногда демонстрировали чудеса памяти: события, связанные с теми обвиняемыми, от действий которых они якобы пострадали, они помнили почему-то очень отчетливо, все остальное, что имело место на Болотной площади 6 мая 2012 года, могли не помнить вообще (включая фамилию командира). То же касается и показаний свидетелей обвинения. И при этом ни один так называемый потерпевший или свидетель за все это время не подтвердил, что на Болотной площади действительно имели место массовые беспорядки в юридическом смысле, то есть действия, характеризующиеся погромами, поджогами, применением оружия, разрушением зданий, перекрытием важнейших транспортных артерий. Что же до многочисленных видеодокументов, просмотренных в суде, то они отчетливо свидетельствовали о насилии, которое совершали представители полиции в отношении мирных граждан — только по этому поводу уголовное дело не заведено. В настоящее время обвинение, по-видимому, приближается к финалу стадии представления потерпевших и свидетелей, но процесс устроен так, что последующие события в суде никаким образом невозможно предсказать.

Болотное дело. Процесс

Сегодня уже совершенно очевидно, что Россия впервые за несколько десятилетий стоит на пороге большого показательного политического процесса. Показательным суд над всеми фигурантами так называемого болотного дела станет, поскольку его цель — демонстративное запугивание как общественных и политических активистов, так и просто людей с активной гражданской позицией, не боящихся высказывать ее прямо, открыто, в том числе и на уличных акциях. А политическим этот процесс является по определению — с его помощью Кремль собирается решить ряд сугубо политических проблем: расправиться с реальной оппозицией, дезорганизовать протестное движение, укрепить правящий режим.

Задача, которую политические власти страны поставили перед правоохранительными органами при раскручивании «болотного дела», на самом деле не вполне тривиальная. С одной стороны, большая часть российского общества должна получить убедительные доказательства виновности фигурантов. В глазах среднего российского обывателя вся эта оппозиционная московская тусовка (которую, кстати, обыватель и так не жалует) должна предстать в качестве силы, покусившейся на основы нашей государственности. В лидерах Болотной и обычных гражданских активистах, в их речах и действиях остальные граждане России должны почувствовать угрозу стабильности, поступательному движению вперед, всем завоеваниям путинского периода. То есть фактически — будущему России. А еще оппозиционеры-хулиганы будут выставлены разрушителями традиционных российских ценностей и представителями интересов Запада. («Антизападнический» мотив крайне важен с идеологической точки зрения.)

Но совсем другой месседж адресован, собственно, «болотному» люду, тем десяткам тысяч людей, которые по-прежнему выходят на протестные митинги и марши в Москве. Которые о нюансах и деталях процесса знают не из пропагандистских сюжетов и программ телеканала НТВ.

Высосанные из пальца обвинения, вопиющий волюнтаризм следствия, тотальное игнорирование закона, полная инкорпорированность судебной системы в работу всей репрессивной машины — вот какая картина предстает перед теми, кто начинает интересоваться деталями происходящего. И ощущение, что в тюрьме по обвинению в «беспорядках на Болотной» может оказаться  абсолютно любой человек, участвовавший в том роковом марше, вовсе не случайно. Следствию важно продемонстрировать протестной Москве свой полный контроль над ситуацией и полную свободу действий — захотим, этого парнишку пристегнем, а захотим, вот эту девчонку. А может, и не парнишку с девчонкой вовсе, а солидного отца семейства. Отсутствие или наличие реальной вины не имеет никакого значения. Достаточен факт присутствия на мероприятии. Словом, граждане, делайте выводы и в следующий раз сидите лучше дома! Это самый верный способ не обнаружить себя неожиданно в СИЗО. Единственно верный.

Сегодня сложно предугадать, в какой именно момент власти посчитают нужным дать старт беспрецедентному в новейшей истории политическому процессу. Большинство обозревателей сходится на том, что раньше осени он не начнется — слишком грандиозен масштаб задуманного, слишком важное значение в Кремле придают расправе над оппозицией.                   

Что же наше гражданское общество может противопоставить этой, похоже, уже набравшей приличную скорость репрессивной машине? Каковы возможные ответы оппозиции на столь чудовищную угрозу?

Уже несколько месяцев идет работа над очень интересным и большим проектом по реконструкции событий 6 мая на Болотной площади. Цель которого — установить истину и убедительно продемонстрировать обществу ангажированность и необъективность следствия. Работа осуществляется силами активистов из группы «6 мая» и ПАРНАСа. К настоящему моменту опрошены сотни свидетелей и сформирована комиссия, которая в свое время презентует доклад по теме на специально созванном гражданском форуме.

 

ПОСЛУЖНОЙ СПИСОК

Известно, что для расследования массовых беспорядков на Болотной площади 6 мая была собрана большая следственная группа со всей России. Тимофей Владимирович Грачев, прежде чем перебраться в Москву, работал в Конаковском межрайонном следственном отделе Следственного управления Следственного комитета России по Тверской области. Дослужился до старшего следователя в звании капитана юстиции. Стаж более десяти лет, преддипломную практику проходил в Конаковской межрайонной прокуратуре. К моменту...

Известно, что для расследования массовых беспорядков на Болотной площади 6 мая была собрана большая следственная группа со всей России. Тимофей Владимирович Грачев, прежде чем перебраться в Москву, работал в Конаковском межрайонном следственном отделе Следственного управления Следственного комитета России по Тверской области. Дослужился до старшего следователя в звании капитана юстиции. Стаж более десяти лет, преддипломную практику проходил в Конаковской межрайонной прокуратуре. К моменту переезда в Москву Грачев считался самым опытным следователем в отделе. Известный в Твери адвокат и журналист, главный редактор газеты «Тверской репортер», бывший милиционер Абдулла Экаев обращает внимание как минимум на две сомнительные истории, связанные с именем Грачева: решение оставить под стражей милиционера Ивана Шаронова, обвиненного в убийстве по неосторожности (Экаев отмечает ряд процессуальных нарушений в завизированном Грачевым рапорте следователя Аракчеева), и дело о превышении должностных полномочий главы администрации Городенского сельского поселения Конаковского района Лидии Беценко (здесь внимание наблюдателя привлекли опять же процессуальные нарушения, а также подозрительное рвение со стороны Грачева — якобы он занимался ее делом даже в выходные и призывал суд заключить подозреваемую под стражу).

 

В расширенную следственную группу «Болотного дела» Грачев был включен в июне 2012 года. Сам он рассказывал, что участвовал в обыске квартиры Ксении Собчак 11 июня. Возможно, он участвовал и в допросах оппозиционеров 12 июня — в частности, активиста Левого фронта Алексея Сахнина. 25 октября Грачев допрашивал Филиппа Долбунова (Гальцова), активиста Российского социалистического движения — это было в тот же день, когда адвокат Василий Кушнир подал второе ходатайство о привлечении Долбунова в качестве свидетеля по делу еще одного «узника Болотной» Степана Зимина. Грачев встретил Долбунова у здания Следственного комитета со словами: «Петухом быть не хочешь? Будешь со мной дружить». Во время допроса дважды ткнул Долбунова кулаком в лицо, дал подзатыльник, угрожал: «Не смотри на меня, как на говно, а то сам в говно превратишься». Адвоката Долбунову не предоставили, во время допроса (как и до него, пока везли в машине) ему угрожали. Задавали вопросы об обвиняемых по делу о подготовке к организации массовых беспорядков (объединенному в одно производство с «Болотным делом») по следам скандального фильма НТВ «Анатомия протеста-2» — Сергее Удальцове, Константине Лебедеве, Леониде Развозжаеве (Долбунов не стал отвечать, сославшись на 51-ю статью Конституции). После допроса Долбунов около полутора часов просидел в запертом кабинете. Грачев в тот же день участвовал и в обыске дома у Долбунова: во время допроса оперативники запугивали его деда и рассказывали матери, что ее сын экстремист. Повестку о вызове свидетелем на тот же день Долбунову вручили уже после обыска. Позднее Долбунов обратился к властям Украины с просьбой предоставить ему политическое убежище.

 

Грачев вел и дела Константина Лебедева и Леонида Развозжаева. 11 декабря Басманный суд по ходатайству Грачева продлил арест Лебедева до 17 февраля 2013 года (в настоящее время Лебедев находится под домашним арестом). 12 декабря в том же суде Грачев выступал уже в связи с продлением содержания под стражей Развозжаева — до 1 апреля. Именно к Грачеву был доставлен Развозжаев после того, как его при странных обстоятельствах вывезли из Киева в Москву (утверждается, что следователь запечатлен на видео LifeNews 21 октября) — сам Развозжаев утверждает, что его пытали и что Грачев знает тех, кто к этому причастен. Именно Грачев на заседании в Басманном суде впервые упомянул о том, что Развозжаев обвиняется в разбое 1997 года в Ангарске, когда он якобы отобрал партию меховых шапок у местного предпринимателя. Он же говорил о необходимости этапирования Развозжаева в Иркутскую область (что и произошло). Защита тогда же указала на то, что срок давности у этого преступления истек, что, однако, не помешало позднее отправить Развозжаева в Иркутск, где он находится до сих пор, несмотря на то, что дело о шапках уже закрыто. На том же заседании Грачев говорил о тренировочных лагерях, в которых Удальцов и Развозжаев готовились к организации массовых беспорядков и захвату власти (доказательств представлено не было).

 

19 декабря Грачев принял участие в обысках у воронежских оппозиционеров. Он руководил обыском у директора воронежской приемной российского отделения Transparency International Натальи Звягиной: в ее квартире все перевернули, включили оглушающую музыку, чтобы Звягина не могла говорить по телефону, но ничего не изъяли. В постановлении об обыске говорилось, что Звягина является представителем Удальцова в Воронежской области и причастна к организации летнего лагеря в Воронеже. Именно там Грачев рассказал, что проводил обыск у Собчак. Затем Звягину отвезли на допрос в Следственное управление Следственного комитета по Воронежской области, где Грачев ее допрашивал, после чего ее в течение трех с половиной часов не выпускали из здания без объяснения причин, пока не приехала ее адвокат Ольга Гнездилова. (Видео.)

6 марта Грачев в Санкт-Петербурге провел обыск у лидера местного отделения ПАРНАСа Андрея Пивоварова в связи с «Болотным делом».

1 апреля на заседании Басманного суда о продлении срока домашнего ареста Сергею Удальцову Грачев заявил, что грядут новые обыски по делу о подготовке к организации массовых беспорядков. В тот же день обыски прошли у новосибирского общественного активиста Андрея Терехина и орловских правозащитников Дмитрия Краюхина и Вероники Катковой.

Александр Марголин

ТОВАРИЩИ ПО НЕСЧАСТЬЮ

Обвиняемые и подозреваемые в массовых беспорядках 6 мая на Болотной площади

ЭКСПЕРТИЗА

Олег Новиков, глава пресс-службы фонда «Общественный вердикт»:

— Можно говорить о том, что следователи в рамках «Болотного дела» идут на шантаж обвиняемых.