Александр Замашнюк

Многие действия судьи Александра Замашнюка, председательствующего в процессе по делу Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева (процесс ведет коллегия из трех судей), вызывают недовольство и возмущение у адвокатов. В ходе «Дела двенадцати» адвокаты неоднократно отмечали, что на Болотной площади 6 мая 2012 года не было массовых беспорядков, поскольку не было отмечено ни погромов, ни поджогов, ни блокирования транспортных артерий, ни использования оружия. На процессе по делу Удальцова...

Многие действия судьи Александра Замашнюка, председательствующего в процессе по делу Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева (процесс ведет коллегия из трех судей), вызывают недовольство и возмущение у адвокатов.

В ходе «Дела двенадцати» адвокаты неоднократно отмечали, что на Болотной площади 6 мая 2012 года не было массовых беспорядков, поскольку не было отмечено ни погромов, ни поджогов, ни блокирования транспортных артерий, ни использования оружия. На процессе по делу Удальцова и Развозжаева тема массовых беспорядков неизбежно возникает тоже, однако судья запрещает задавать потерпевшим и свидетелям обвинения вопросы вроде: «Что вы понимаете под массовыми беспорядками?» — на том основании, что всем и так известно, что такое массовые беспорядки. Несмотря на то, что оружие — юридический термин, под который подходит ограниченное число предметов, судья заявил, что камни в руках гражданских лиц тоже являются оружием. По мнению защиты, это подмена юридических понятий. Когда адвокаты пытаются выяснить, обращался ли потерпевший за медицинской помощью, судья ссылается на Достоевского, говоря, что ни одному человеку не дано понять чужую боль. Есть и примеры, когда судья самовольно опускал какие-то, видимо, нежелательные детали, упомянутые в документах — так, в заключении независимой медицинской экспертизы, проведенной по запросу следствия, говорилось, что уодного из потерпевших омоновцев кистевая кость была сломана от удара сжатого кулака о тупой предмет. Когда судья читал заключение, он просто опустил слова «сжатый кулак».

При этом судья Замашнюк постоянно ссылается на различные статьи УПК и вообще любит читать лекции — прежде всего адвокатам, о том, что они делать вправе и чего не вправе. Правда, трактовка судьей Замашнюком определенных понятий вызывает сомнения. Так, когда перед судом выступал свидетель обвинения Алексей Малков, руководитель программы НТВ «Чрезвычайное происшествие. Расследование», в рамках которой и вышел скандальный фильм «Анатомия протеста-2», положенный в основу уголовного дела против Удальцова и Развозжаева, адвокат последнего Дмитрий Аграновский пытался выяснить у Малкова, что же происходило на том видео загадочного происхождения, на котором строится большая часть обвинения. Судья снял вопрос, заявив, что свидетель не вправе давать оценку.

Нередко судья не стесняется выражать собственное мнение по поводу высказываний и занятий свидетелей — активистов, имевших дело с Удальцовым и Развозжаевым. Например, волгоградскому активисту Николаю Чернявскому, который участвовал в деятельности дискуссионного лагеря под Волгоградом и Удальцова даже не видел (так что непонятно, зачем его вообще привлекли в качестве свидетеля — по версии следствия, в этих дискуссионных лагерях Удальцов и Развозжаев готовили боевиков), судья посоветовал идти работать вместо того, чтобы организовывать пикеты. Особое раздражение у него вызывает информация о семинаре в Литве, в котором участвовали Удальцов, Развозжаев и многие другие активисты, посвященный политической деятельности оппозиции, не связанной с насилием. Он, в частности, задавал ездившим туда активистам такие вопросы: «А вы думаете, в Литве могут хорошим вещам научить в отношении России?», «Ваша девушка спокойно отпустила вас в Шенгенскую зону учиться?», «Какие исторические события освещались в Литве? Крестовые походы? Какие недавние? Русско-японская война?»

Скандал произошел в ходе заседания 1 апреля. Ранее заседания переносились из-за того, что Удальцов был на больничном до 1 апреля в связи с обострением заболевания желудка. Несмотря на то, что больничный Удальцову был продлен до 2 апреля, судья настоял на его доставлении в суд. Затем судья заявил Удальцову, что больничный ему официально не выдавали, поэтому оснований для переноса заседания нет. Когда же Удальцов пожаловался на плохое самочувствие, в течение трех минут в зале по вызову судьи через прокурорский вход появились врачи «скорой помощи» вместе с медсотрудником суда, которые зафиксировали, что в госпитализации Удальцов не нуждается и может участвовать в процессе. (При этом, как отметила общественный защитник Развозжаева, корреспондент «Новой газеты» Юлия Полухина, на это заседание были приглашены корреспонденты центральных телеканалов.) В перерыве адвокат Удальцова Виолетта Волкова позвонила заведующей его районной поликлиники и выяснила, что больничный ему выдавался и, возможно, в запросе суда был указан неправильный номер больничного листа. Однако когда она попыталась выяснить, действительно ли в оглашенной судьей справке сказано, что Удальцов может участвовать в процессе, судья не дал ей возможности огласить эту информацию и сделал предупреждение. Затем судья перешел к допросу свидетелей обвинения. В этот момент Удальцов вновь попросил вызвать ему врача, но судья сделал ему замечание, а в ответ на повторную просьбу удалил Удальцова из процесса до окончания прений. Это означало, что Удальцов должен будет появиться в суде в следующий раз только для того, чтобы произнести последнее слово.

Тем не менее, 7 апреля судья разрешил Удальцову присутствовать на процессе после ходатайства адвокатов.

Болотное дело. Суд над Удальцовым и Развозжаевым

В Мосгорсуде, в огромном зале 635, где летом и в сентябре прошлого года шло «Дело двенадцати», теперь идет не то вторая серия, не то сиквел, а может быть, даже приквел — дело левых активистов Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева.

Именно их следствие считает организаторами массовых беспорядков, якобы имевших место на Болотной площади 6 мая 2012 года. Кроме того, им инкриминируется подготовка в организации массовых беспорядков по всей стране. Для этого, по версии следствия, Удальцов и Развозжаев устраивали тренировочные лагеря для боевиков в регионах и ездили с другими активистами на семинар в Литве. Все это якобы осуществлялось на деньги бывшего главы комитета парламента Грузии по обороне и безопасности Гиви Таргамадзе.

В Мосгорсуде, в огромном зале 635, где летом и в сентябре прошлого года шло «Дело двенадцати», теперь идет не то вторая серия, не то сиквел, а может быть, даже приквел — дело левых активистов Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева.

Именно их следствие считает организаторами массовых беспорядков, якобы имевших место на Болотной площади 6 мая 2012 года. Кроме того, им инкриминируется подготовка в организации массовых беспорядков по всей стране. Для этого, по версии следствия, Удальцов и Развозжаев устраивали тренировочные лагеря для боевиков в регионах и ездили с другими активистами на семинар в Литве. Все это якобы осуществлялось на деньги бывшего главы комитета парламента Грузии по обороне и безопасности Гиви Таргамадзе.

В основе дела Удальцова и Развозжаева лежит скандальный фильм НТВ «Анатомия протеста-2», вышедший 5 октября 2012 года. Как рассказал на суде руководитель программы НТВ «Чрезвычайное происшествие. Расследование» Алексей Малков, создан этот фильм был так: в сентябре 2012 года его встретил незнакомый ему человек (Малков, впрочем, утверждает, что забыл, какой это был год, но поскольку, по его же словам, это было незадолго до выхода фильма, год устанавливается легко) и передал жесткий диск со словами: «Вам это может быть интересно». На диске оказалось много часов видеозаписи, как утверждалось на прилагавшейся к диску бумажке, с участием грузинских политиков, в частности, встреча Гиви Таргамадзе и его коллег с Удальцовым, Развозжаевым и еще двумя российскими активистами — Константином Лебедевым и Юрием Аймалетдиновым. На основе этого видео и некоторой другой информации и был состряпан фильм, в котором утверждается, что Удальцов со товарищи готовил на деньги Таргамадзе организацию беспорядков в России.

Почти сразу после выхода фильма все российские участники встречи были допрошены в Следственном комитете, после чего Аймалетдинов остался в статусе свидетеля, остальным же в итоге вменили вину в подготовке к организации массовых беспорядков. Лебедев был взят под стражу, Удальцов до поры до времени находился под подпиской о невыезде, но 9 февраля 2013 года его посадили под домашний арест. Что до Развозжаева, то он после допроса покинул Россию и попытался получить политическое убежище в Киеве, откуда был увезен неизвестными обратно в Россию. Развозжаев был доставлен в Следственный комитет, где, по официальным данным, написал явку с повинной об организации событий 6 мая. Почти сразу же Развозжаев заявил, что писал этот текст под пытками и угрозами убийства членов его семьи. Позднее, уже после предъявления обвинения, он официально отказался от признательных показаний.

Развозжаев изрядно хлебнул всяческого произвола. Откуда-то было вытащено древнее дело о разбое — якобы в 1997 году в Ангарске Развозжаев напал на местного предпринимателя и похитил у него видеокамеру и 500 меховых шапок. Из-за этого дела Развозжаева возили в Иркутскую область и обратно. При этом на этап к нему приезжали московские следователи по делу о беспорядках и предлагали заключить с ними сделку, однако Развозжаев отказался. Потом дело все-таки закрыли в связи с истечением срока давности. Еще до этапирования, на заседании в Басманном суде по продлению Развозжаеву срока содержания под стражей он заявил, что в зале присутствует человек, который его пытал. Соратники Развозжаева опознали в этом человеке следователя Дмитрия Плешивцева. В связи с этим 18 января 2013 года против Развозжаева быловозбужденодело о заведомо ложном доносе. Наконец, в рассматриваемое сейчас дело включено обвинение Развозжаева в незаконном пересечении границы — якобы он въехал на территорию Украины по паспорту брата.

Лебедев признал вину и пошел на сделку со следствием, в результате чего его дело рассматривалось в особом порядке, и 25 апреля 2013 года он был приговорен к двум с половиной годам лишения свободы.

Когда дело поступило в суд, судья Александр Замашнюк вернул его в прокуратуру для исправления недостатков обвинительного заключения. Однако спустя месяц дело вновь было передано в Мосгорсуд: в результате устранения нарушений защита была лишена свидетелей — одни свидетели в обвинительном заключении стали свидетелями обвинения, упоминание других было исключено из текста.

В настоящее время обвинение представляет свои доказательства, суд слушает свидетелей обвинения. Ни один из свидетелей, равно как и потерпевших, не подтверждает, чтобы Удальцов или Развозжаев руководили чьими-либо насильственными действиями на Болотной и вообще когда-либо призывали к массовым беспорядкам. Только Константин Лебедев заявил, что Развозжаев организовал прорыв полицейской цепочки.

ПОСЛУЖНОЙ СПИСОК

Александр Замашнюк был назначен на должность судьи Московского городского суда указом президента от 14 мая 2010 года. Судья Замашнюк явно не против брать громкие дела и судить лиц, которым светят большие сроки, вплоть до пожизненного. Так он судил Леонида Куваева, программиста и бизнесмена, прославившегося как главный спамер Земли, который обвинялся в проведении сексуальных оргий с несовершеннолетними. 29 марта 2012 года судья Замашнюк приговорил Куваева к 20 годам лишения свободы....

Александр Замашнюк был назначен на должность судьи Московского городского суда указом президента от 14 мая 2010 года.

Судья Замашнюк явно не против брать громкие дела и судить лиц, которым светят большие сроки, вплоть до пожизненного. Так он судил Леонида Куваева, программиста и бизнесмена, прославившегося как главный спамер Земли, который обвинялся в проведении сексуальных оргий с несовершеннолетними. 29 марта 2012 года судья Замашнюк приговорил Куваева к 20 годам лишения свободы. Не так давно суд под его председательством вынес приговор участникам «купавнинской группировки», обвинявшимся в нападении на инкассаторов, — два человека были приговорены к пожизненному заключению, остальным дали от 12 до 23 лет.

Замашнюк вел один из процессов в рамках дела об убийстве Анны Политковской — процесс по делу отставного подполковника милиции Дмитрия Павлюченкова, которого следствие считало организатором слежки за Политковской и человеком, который передал киллеру оружие. Правда, это дело рассматривалось в особом порядке, то есть без исследования и оценки доказательств, поскольку Павлюченков признал вину и заключил сделку со следствием. Защита семьи Политковской ходатайствовала о расторжении сделки, поскольку, по мнению детей журналистки, Павлюченков не дал главных показаний, а именно не назвал заказчика и организатора убийства. Однако судья Замашнюк отклонил ходатайство, сославшись на то, что законодательство не предусматривает обязательного согласия потерпевших и их участия в заключении с обвиняемым соглашения о сотрудничестве. В день, когда Павлюченков должен был выступить с последним словом, он сообщил суду, что не может этого сделать, поскольку плохо себя чувствует, а из-за сделанной ему инъекции у него нарушилась координация речи (Павлюченков страдал рядом заболеваний, в том числе эпилепсией). Ему вызвали «скорую», врачи, пробыв у него почти час, решили, что он может участвовать в заседании. Адвокат все же просил перенести заседание из-за плохого физического состояния подзащитного (адвокат утверждал, что подзащитный не понимает, что он ему говорит), защита потерпевших настаивала на том, чтобы подсудимый выступил. Судья Замашнюк принял сторону потерпевших. Павлюченков был приговорен к 11 годам лишения свободы.

Пристальное внимание общественности было обращено к судье Замашнюку, когда он вел дело об убийстве адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой. Следует отметить, что первоначально это дело было передано другому судье — Любови Николенко, однако после проведения предварительных слушаний ее заменили на Александра Замашнюка. Алексей Барановский, друг подсудимых, националистов Никиты Тихонова и Евгении Хасис, утверждал, что Николенко взяла самоотвод из-за оказываемого на нее давления. Замашнюк же довел дело до конца, даже несмотря на то, что его личные данные были опубликованы на националистическом сайте (после этого ему предоставили охрану).

Нужно признать, что в ходе этого процесса претензии в адрес судьи высказывались практически исключительно со стороны людей, близких обвиняемым, в том числе идеологически. Из этого можно было бы сделать вывод об их предвзятости. И все-таки претензий так много (и по довольно существенным поводам), что не обращать на них внимания нельзя. За процессом подробнейшим образом следил публицист националистической направленности Александр Севастьянов. В частности, он указал, что в ходе процесса до присяжных не были доведены важные доказательства защиты, что судья регулярно снимал вопросы защиты, заданные свидетелям (например, вопрос о том, кто такие «русские националисты»: как утверждает Севастьянов, адвокату потерпевших такой вопрос задавать было позволено), что в прениях защите не была предоставлена возможность выступить с репликой, поскольку от реплики отказалось обвинение, хотя это противоречит УПК, наконец, что судья без оснований вывел из процесса одного из адвокатов, Максима Короткова-Гуляева, защищавшего Евгению Хасис.

Помимо всего вышеизложенного, процесс был омрачен скандалом внутри коллегии присяжных: одна из членов коллегии рассказала о давлении, которое на них оказывалось в ходе процесса. Кроме того, защита заявляла, что старшина присяжных общается с прокурором. Тем не менее, судья Замашнюк отказался удовлетворять ходатайство защиты о роспуске коллегии.

Ход процесса комментировала для «Ежедневного журнала» корреспондент «Граней.ру» Юлия Башинова, которая подробно проанализировала различные детали процесса, в том числе скандал с присяжными и отстранение адвоката Короткова-Гуляева. По ее мнению, в процессе имела место состязательность сторон и судья Замашнюк действовал корректно и тщательно. При этом она как человек, близкий к убитым, не исключила, что ее мнение может показаться кому-то предвзятым.

Так или иначе, возможно, теперь, когда в разгаре процесс по делу Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева и различные представители общественности, люди с разными идеологическими установками, отмечают нарушения в ходе процесса и странности в поведении судьи Замашнюка, стоит еще раз внимательно посмотреть на то, как он действовал и на других процессах.

Пожалуйста, подождите

Материалы подготовлены Григорием Дурново.


Сергей Удальцов. Неудобный соратник

ТОВАРИЩИ ПО НЕСЧАСТЬЮ

Леонид Развозжаев

ЭКСПЕРТИЗА

Зоя Светова, журналист:

То, что приговор будет обвинительный, было понятно с самого начала. Удальцова и Развозжаева судят просто за то, что они — оппозиционеры.