Александра Ковалевская

Александра Ковалевская, судившая Сергея Мохнаткина, — типичный милицейский судья, объясняет адвокат-правозащитник Михаил Трепашкин, не раз сталкивавшийся с ней в Тверском суде. Ее приговоры, как правило, не имеют отношения ни к показаниям свидетелей, ни даже к позиции обвинения. По версии следствия, будучи доставленным в автобус во время акции на Триумфальной, Мохнаткин сломал нос сотруднику милиции. Он себя виновным не признал, заявив, что, напротив, его самого в автобусе избивали...

Александра Ковалевская, судившая Сергея Мохнаткина, — типичный милицейский судья, объясняет адвокат-правозащитник Михаил Трепашкин, не раз сталкивавшийся с ней в Тверском суде. Ее приговоры, как правило, не имеют отношения ни к показаниям свидетелей, ни даже к позиции обвинения.

По версии следствия, будучи доставленным в автобус во время акции на Триумфальной, Мохнаткин сломал нос сотруднику милиции. Он себя виновным не признал, заявив, что, напротив, его самого в автобусе избивали несколько милиционеров. Выступавшие на суде свидетели подтверждали, что Мохнаткина били милиционеры. Однако судья Ковалевская проигнорировала показания шести свидетелей, заявив, что они даны заинтересованными лицами.

В приговоре судья особенно подчеркивала, что Мохнаткин не случайно оказался на Триумфальной, что он, как и другие участники демонстрации, нарушил закон, прорвав милицейское оцепление. Сам Мохнаткин  утверждал, что не был участником акции и оказался на площади случайно. Он не является активистом ни одного из политических движений. Строго говоря, митинга, в участии в котором первоначально обвинили Мохнаткина, как такового не было. А Мохнаткина и вовсе схватили на подходе.

По мнению гражданского активиста Александра Хатова, организовавшего акции в защиту Мохнаткина, правосудие на его процессе и не ночевало, это чистая фабрикация, когда судья не принимает во внимание ни показания свидетелей, ни видеозаписи задержания, а опирается только на сфабрикованные следователями материалы. И даже следователей готова «подправить».

«Она не боится выносить заведомо неправосудные решения», — говорит адвокат Валерий Шухардин. По его мнению, причина в том, что Тверской суд обслуживает интересы различных органов власти, расположенных на его территории, и задача этого суда — вынесение выгодных им неправосудных решений, которые потом «на ура» подтверждаются Мосгорсудом.

Российские суды научены делом Ходорковского и все, что они пытаются делать, — это соблюдать процедуру при заведомо известном вердикте. По поведению Ковалевской на процессе Мохнаткина это было очень заметно, утверждают адвокаты.

Кто-то координирует деятельность судей по отдельным лицам и ситуациям, контролируя суды, начиная с мировых и заканчивая высшей судебной инстанцией, считает Михаил Трепашкин. «Будто бы идет разнарядка — судить по беспределу, — говорит он. — Такие судьи, как Ковалевская, — преступники, поскольку выносят неправосудные приговоры. Это оборотень в мантии».

 

19 ноября 2011 года Мохнаткин, отбывающий наказание в исправительной колонии №4 Тверской области, объявил голодовку и написал обращение к начальнику колонии, в прокуратуру и в суд с требованиями отменить незаконные выговоры, объявленные ему по явно надуманным основаниям, оформить с ним трудовой договор на полную ставку, а не на 50% от ставки, поскольку он является старшим дневальным школы и полностью выполняет свои обязанности, а 2100 рублей заработной платы получает всего около 500. Мохнаткину самому приходится зарабатывать себе на предметы первой необходимости, и эта сумма имеет для него существенное значение.
После этого Мохнаткина перевели в штрафной изолятор на 15 суток, мотивировав это фиктивным рапортом, что осужденный неправильно заправил свою кровать.
28 ноября 2011 года Мохнаткина посетил представитель движения «За права человека» и Фонда «В защиту прав заключенных» адвокат Валерий Шухардин. Он добивался встречи с доверителем пять часов. Оперативники колонии И. Миронос и Д. Белоусов, заместитель начальника колонии по охране А. Кобелев и и.о. начальника колонии С. Иванов придирались к техническим средствам адвоката. Они составили рапорт о том, что он якобы пытался утаить и пронести в колонию диктофон и фотоаппарат, хотя Шухардин сразу же заявил, что эти предметы ему необходимы на свидании, чтобы зафиксировать нарушения закона, допущенные сотрудниками колонии в отношении Мохнаткина. Только после вмешательства и.о. начальника УФСИН России по Тверской области А. Звонарева и прокуратуры области, куда обратился защитник и руководство его организаций, свидание состоялось.
Мохнаткин пытался принести адвокату свои обращения в органы власти и в правозащитные организации в связи с нарушением его прав, однако при обыске перед свиданием с защитником сотрудники оперотдела отобрали у него жалобы.
После свидания с Шухардиным оперативники отобрали у Мохнаткина юридическую литературу, необходимую для осуществления своих конституционных прав, в том числе и права на судебную защиту.

«Стратегия-31»

Акции на Триумфальной площади в Москве регулярно проходят с мая 2009 года. Начавшиеся как серия бессрочных мероприятий в защиту 31-й статьи Конституции РФ, гарантирующей свободу собраний, они постепенно сложились во всероссийское гражданское движение «Стратегия-31» . С 2010 года акции проходят также в Санкт-Петербурге и других городах России каждое 31-е число месяца.

Не менее регулярно милиция разгоняет митингующих, пачками утаскивая людей в ОВД, куда нередко попадают и журналисты, и (как это было с Мохнаткиным) случайные прохожие. Сотрудника правоохранительных органов, который принимает задержанных в ОВД, истинные причины задержания совершенно не волнуют. Обычно он пишет протоколы о неподчинении законным требованиям милиционеров, нарушении порядка проведения публичного мероприятия или переходе улицы в неположенном месте, опираясь на заранее заполненные рапорты задерживающих.

Дело Мохнаткина оппозиционеры восприняли как акт устрашения. Вынесенный приговор — как предупреждение от ГУВД: за митинги будут сажать. За день до ареста Мохнаткина, 31 мая, милиционеры жестоко разогнали очередную акцию оппозиции на Триумфальной площади. Одному из задержанных, активисту «Солидарности» и журналисту Александру Артемьеву, в милицейском автобусе сломали ключицу. В ГУВД поспешили заявить, что милиционеры ни при чем, но спустя некоторое время извинились.

По сценарию «дела Мохнаткина» начали преследовать не только участников движения «Стратегия-31», но и акции «День гнева», что проходит напротив московской мэрии. Координатора общественно-политического движения «Нация свободы» (образовано группой бывших сторонников Эдуарда Лимонова) Владимира Титова избившие его милиционеры обвинили в нападении и тоже завели против него уголовное дело, которое очень скоро развалилось. А активиста «Левого фронта» Григория Торбеева до сих пор держат в СИЗО. По версии следствия, он ткнул милиционера файером в глаз. Торбеев утверждает, что это произошло случайно: страж порядка сделал резкое движение и сам наткнулся на пиротехнику. Торбеев может получить 5 лет.

Еще одно уголовное дело могут завести против активистки «Солидарности» Анастасии Рыбаченко, задержанной 31 января 2010 года на акции «Стратегии-31». Пока ее только обязали явиться для беседы к следователю, но милиционеры уже пожаловались, что она искусала одному из сотрудников палец. В случае возбуждения дела ей грозит до 5 лет лишения свободы.

О том, что правоохранительные структуры отрабатывают схему по посадке оппозиционеров, говорит и тот факт, что делом активиста Торбеева занимается следователь Петриченко, который ранее вел дело Мохнаткина, а продлевала арест Торбеева все та же судья Ковалевская.

Приговор Мохнаткину не напугал участников акций на Триумфальной площади, а «первый политзек “Стратегии-31”» попал на плакаты активистов. С момента ареста Мохнаткина его освобождения требовали участники многих акций — наряду с отставкой Путина, свободой собраний и прекращением уголовного преследования Михаила Ходорковского. Митинги в защиту политзека проходили и отдельно от акций 31 числа.

Питерская газета «Мой район» организовала «виртуальный митинг». Желающие поддержать осужденного фотографировались с плакатами и отправляли фотографии на сайт издания. Летом 2010 года нацболы провели акцию в Москве у Генпрокуратуры: развернули плакаты, зажгли файеры и дымовые шашки. Новосибирский художник Артем Лоскутов организовал шествие в поддержку Мохнаткина. Сочувствующие политзеку прошли по городу с ковром, на который наклеили лозунг: «Свободу Сергею Мохнаткину!».

Для политзека собрали 60 тысяч рублей, несколько известных адвокатов пообещали его защищать. 16 августа в Мосгорсуде, когда осужденный пытался обжаловать свой приговор, его интересы представляли адвокаты Михаил Трепашкин и Татьяна Маркова. Участие юристов не помогло. Судья высшей инстанции под возмущенные крики собравшихся оставила приговор в силе.

При самом худшем раскладе Мохнаткин выйдет на свободу 1 декабря 2012 года, незадолго до президентских выборов. 31 числа страна будет праздновать Новый год на Красной площади, а оппозиционеры вновь выйдут протестовать на Триумфальную. Вряд ли политзек будет колебаться, выбирая на какую из площадей пойти в новогоднюю ночь.

 

 

«Стратегию-31» можно назвать наиболее удачным уличным проектом оппозиции последнего времени, сопостовимым по своему влиянию на общество с «маршами несогласных». Этот проект оказался вполне успешным – в конце концов, власть сдалась и начала «согласовывать» ранее запрещаемое мероприятие. (Собственно говоря, задержание Бориса Немцова 31-го декабря 2010г. вместе с другими оппозиционерами вызвало особое возмущение еще и потому, что провокация против политиков произошла именно на «согласованном» митинге.)

Успеху проекта способствовала готовность определенного (пусть и не слишком большого) числа москвичей поддержать требования о необходимости соблюдения властями 31-ой статьи российской Конституции (где как раз и говорится о гарантируемой свободе собраний, митингов, шествий и т.д.) и в назначенный час выйти в назначенное место – каждое 31-ое число в 18-00 на Триумфальную площадь в Москве. Выйти, несмотря на жестокие репрессии (разгоны, задержания, административные аресты), которым из раза в раз подвергались участники данных акций.

Популярность «Стратегии-31» во многом была обусловлена наличием «в одном строю» таких разных людей, как Людмила Алексеева и Эдуард Лимонов. Разумеется, серьезные разногласия (во многом, успешно спровоцированные властями), возникшие впоследствии между правозащитной и политической частью организаторов, были весьма болезненно восприняты сторонниками и чуть было не привели к расколу в рядах радикальной оппозиции. Между тем, следует признать, что, скорее всего, разрыв этот был предопределен.

Проблема заключается в том, что изначально, даже, возможно, не признаваясь в этом самим себе, авторы и вдохновители «Стратегии 31» преследовали не вполне одинаковые цели. Людмила Алексеева не раз декларировала (что из уст одного из авторитетнейших российских правозащитников звучало вполне органично), что, последовательно проводя в жизнь данную «стратегию», она руководствуется исключительно правозащитной логикой и никогда – политической. Следовательно, ее стремление «договориться» с властями о согласовании акций вряд ли может быть подвергнуто критике. Правозащитники всегда пытаются договориться с властями. Но такая позизия входит в явное противоречие с интересами представителей политической части «стратегии» и, прежде всего, с интересами Эдуарда Лимонова. В его политической программе (что тоже весьма логично) нет пункта о возможных договоренностях с режимом. Другими словами, следуя политической логике бескомпромиссного протеста, факт согласования мероприятия следовало признать блестящей победой и немедленно ужесточить требования – например, подать заявку на проведение марша. С этим условием Людмила Алексеева не согласилась. Так стал набирать обороты конфликт, при котором часть активистов приходила на «согласованное» мероприятие, а другая клеймила позором «соглашателей» и демонстративно проводила собственный «неразрешенный» митинг по соседству, который жестоко разгонялся милицией.    

«Стратегия-31» как общественно-политический инструмент и уже отчасти символ борьбы с режимом оказалась под угрозой. В этой ситуации последовательную позицию заняло движение «Солидарность», чье участие в акциях по 31-го числам во многом определило успех проекта. «Солидарность» не приняла ничью сторону и выступила за скорейшее разрешение конфликта, одновременно призывая граждан не снижать активность и продолжать поддерживать «Стратегию-31».

 

ПОСЛУЖНОЙ СПИСОК

На судью Александру Ковалевскую жалуются уже давно. В 2005 году, опираясь на фальсифицированные протоколы, она судила активистов из христианской общины «Эммануил», проводивших митинги с требованием соблюдать в отношении верующих закон. В 2006 году в том же ее обвиняли антифашисты. В 2010-м  фонд Hermitage Capital, где работал скончавшийся в СИЗО юрист Сергей Магнитский, заявлял, что Ковалевская без всяких оснований удовлетворила запрос следователя Олега Сильченко на проведение...

На судью Александру Ковалевскую жалуются уже давно. В 2005 году, опираясь на фальсифицированные протоколы, она судила активистов из христианской общины «Эммануил», проводивших митинги с требованием соблюдать в отношении верующих закон. В 2006 году в том же ее обвиняли антифашисты. В 2010-м  фонд Hermitage Capital, где работал скончавшийся в СИЗО юрист Сергей Магнитский, заявлял, что Ковалевская без всяких оснований удовлетворила запрос следователя Олега Сильченко на проведение обысков в лондонских квартирах сотрудников фонда. Кроме того, Ковалевской принадлежит знаменитая фраза: «Суды не обязаны руководствоваться определениями Конституционного суда».

Ковалевская ничем не отличается от других судей Тверского суда, которым абсолютно наплевать на права подозреваемых. «И председатель суда у их такой же», — говорит адвокат Валерий Шухардин. Когда продлевали содержание под стражей активисту Левого фронта Григорию Торбееву, арестованному на Дне гнева 12 ноября 2010 года, право адвоката на защиту постоянно ущемляли. «Мне даже не вручили экземпляр ходатайства следствия, чтобы быть равным в правах со стороной прокуратуры и следователя, — перечисляет Шухардин. — Главное же нарушение то, что Торбеев вообще незаконно находился под стражей. В течение 10 дней ему вообще не предъявили обвинения, а только продлевали арест».

8 ноября судья Ковалевская распорядилась оставить под стражей тяжелобольную предпринимательницу Наталью Гулевич, тем самым проигнорировав постановление Мосгорсуда, отменившее ранее продление обвиняемой срока содержания, медицинские заключения о состоянии здоровья подсудимой, а также президентские поправки об отмене ареста за экономические преступления.

Сергей Мохнаткин

ТОВАРИЩИ ПО НЕСЧАСТЬЮ

журналист Александр Артемьев, активистка ОГФ Раиса Вавилова

ЭКСПЕРТИЗА

Наталья Таубина, директор Фонда «Общественный вердикт»:

- Несмотря на то, что при рассмотрении в судебных инстанциях дел о причинении вреда сотрудникам милиции выявить формальные нарушения процедур практически невозможно, следует обратить внимание на обстоятельства самого задержания Мохнаткина.

ЦИТАТЫ

Из записки Сергея Мохнаткина, переданной правозащитникам:

... На 2-ом заседании сов-л ошибки, свидетели не допрошены мной толком. «Потерпевший» меня избивал. В тюрьме был подвергнут побоям и истязаниям, т.к. отказался давать фото и дактилоскопию. В знак протеста объявил сухую бессрочную голодовку еще на 1-м заседании, после лишения свободы. Помогите, сплошной обман.