Елена Сташина

Федеральный судья по уголовным делам Тверского районного суда Москвы. Назначена указами президента от 26 июня 2001 года и от 31 мая 2004 года. В знаменитом «списке Кардина», составленном Комиссией США по безопасности и сотрудничеству в Европе во главе с сенатором Бенджамином Кардином, 60 имен. Кардин обратился к госдепартаменту с призывом запретить въезд в страну шестидесяти представителям российских силовых ведомств, Федеральной налоговой службы, судов, Генпрокуратуры и...

Федеральный судья по уголовным делам Тверского районного суда Москвы.

Назначена указами президента от 26 июня 2001 года и от 31 мая 2004 года.

В знаменитом «списке Кардина», составленном Комиссией США по безопасности и сотрудничеству в Европе во главе с сенатором Бенджамином Кардином, 60 имен. Кардин обратился к госдепартаменту с призывом запретить въезд в страну шестидесяти представителям российских силовых ведомств, Федеральной налоговой службы, судов, Генпрокуратуры и Федеральной службы исполнения наказаний, причастным, по мнению Комиссии, к делу вокруг британского фонда Hermitage Capital и гибели сотрудника юридической фирмы Firestone Duncan Сергея Магнитского. Позднее Европарламент проголосовал за резолюцию, призывающую запретить этим людям въезд в страны ЕС, а также рекомендующую изучить возможность применить к ним финансовых санкций. В этом списке судья Тверского суда Елена Сташина занимает далеко не первое место, да и судей в нем, помимо нее, десять человек. Однако именно судья Сташина приняла 12 ноября 2009 года решение о продлении тяжелобольному Магнитскому срок содержания под стражей — очередное, но оказавшееся для него губительным.

На этом заседании судья отказалась приобщить к делу Магнитского справку, выданную ему заведующей терапевтическим отделением Бутырского СИЗО Ларисой Литвиновой, о том, что он находится на лечении в стационаре с диагнозом «желчекаменная болезнь, холицистопанкреатит, обострение». Справка была подписана тогдашним начальником СИЗО Дмитрием Комновым и его заместителем по медицинской части Дмитрием Кратовым. Однако Сташина не приобщила ее к делу, поскольку на справке не было печати. Как указывается в отчете Общественной наблюдательной комиссии Москвы, расследовавшей обстоятельства гибели Магнитского, у судьи была возможность установить достоверность документа.

В ходе заседания защита Магнитского просила также приобщить к делу результаты ультразвукового обследования, согласно которым ему еще в июле 2009 года были назначены повторное ультразвуковое обследование и операция — и не были проведены. Сташина отклонила и это ходатайство, равно как и просьбу приобщить к делу официальные отрицательные ответы следователя Олега Сильченко, администрации «Бутырки» и руководства УФСИН по городу Москве на просьбы адвокатов Магнитского о предоставлении медицинской помощи. По мнению судьи, все эти заявления не относились к делу.

Сташина игнорировала все просьбы и заявления Магнитского и его защиты. Он просил, в частности, о переносе заседания, чтобы ему дали время ознакомиться с материалами дела. Как выяснилось, следователь принес новые материалы, которые существенно отличались от тех, которые ему предъявляли меньше чем за месяц до того, хотя и содержались в том же томе. Судья не дала ему на ознакомление с новыми материалами даже часа — только 15 минут. Просьба о том, чтобы на время судебного заседания его выпустили из клетки, осталась без удовлетворения. Близкие и адвокат Магнитского вспоминали, что в тот день он дошел до нервного срыва. В конце заседания он попросил, чтобы ему выдали протокол заседания, на что судья ответила, что время его ходатайств истекло.

Спустя четыре дня после судебного заседания Магнитский скончался в СИЗО.

 

Дело Магнитского / Hermitage Capital

Британский фонд Hermitage Capital Management Ltd. Был основан в 1996 году для инвестиций в России. Инвестировал в акции Газпрома, РАО «ЕЭС России», «Транснефти», «Сургутнефтегаза», Сбербанка. Фонд был известен своей активностью по защите прав миноритарных акционеров этих компаний. Глава фонда Уильям Браудер неоднократно вскрывал случаи коррупции в компаниях.

В июне 2007 года управление по налоговым преступлениям ГУВД Москвы завело уголовное дело против аффилированных с фондом компаний. ООО «Камея» было обвинено в неуплате налогов на сумму свыше миллиарда рублей. Как напоминает «Коммерсантъ», участники рынка тогда отмечали, что расследование является попыткой выявить незаконные схемы реализации акций Газпрома, которые покупались российскими компаниями в пользу иностранных инвесторов, не имевших разрешения властей. По данным следствия, около 20 различных ООО в Москве и других регионах действовало по такой схеме под прикрытием фонда Hermitage Capital и представителей его руководства. В фонде был проведен обыск. При этом были изъяты учредительные документы, печати и первичная финансовая документация трех российских инвестиционных компаний фонда, хотя ни одна из них не была указана в постановлении о проведении обыска.

В конце 2007 года Сергей Магнитский, руководитель отдела налогов и аудита в британской фирме Firestone Duncan, оказывавшей юридические услуги Hermitage Capital, обнаружил, что изъятые в ходе обыска в фонде документы и печати трех компаний были незаконным образом использованы для перерегистрации компаний на нового собственника. Фонд подал заявления о возбуждении уголовного дела о хищении компаний фонда и причастности к этому сотрудников МВД — подполковников Артема Кузнецова и Павла Карпова, которые и проводили обыск в Hermitage Capital.

Тем временем украденные и перерегистрированные компании потребовали возврата налогов за 2006 год на сумму 5,4 миллиарда рублей, используя фиктивные документы, и требование было удовлетворено в рекордные сроки, но известно об этом фонду и Магнитскому стало лишь спустя полгода. А в отношении сотрудников фонда, которые пытались разобраться в махинации с украденными компаниями, были заведены уголовные дела. В 2008 году Уильям Браудер и управляющий российским отделением Hermitage Capital Иван Черкасов, которого следствие считало фактическим руководителем ООО «Камея», были объявлены в розыск. Черкасов уехал из России еще после первых обысков в фонде и связанных с ним структурах летом 2007 года, а Браудеру, как выяснилось, аннулировали визу аж в 2005 году.

В октябре 2008 года Сергей Магнитский был вызван к следователю как свидетель по делу адвокатов фонда, которых обвинили в том, что они якобы работали на основании подложных доверенностей. Магнитского и до этого неоднократно вызывали на допросы после того, как в фонде прошли первые обыски. Но к этому моменту он уже обнаружил доказательства хищения миллиардов из бюджета, и фонд подал жалобы на имя главы Следственного комитета при прокуратуре Александра Бастрыкина, генерального прокурора Виктора Чайки, министра Внутренних дел Рашида Нургалиева. Кроме того, именно Магнитский рассказывал журналистам о подробностях мошенничества. И на октябрьском допросе он дал показания о причастности подполковников Кузнецова и Карпова к краже компаний и хищению бюджетных миллиардов. (Как выяснил позднее один из менеджеров Firestone Duncan Джемисон Файерстоун, семья Кузнецова потратила в течение трех лет около трех миллионов долларов, а семья Карпова — более одного миллиона.) 24 ноября Магнитский был арестован. Его обвинили в том, что он помог Уильяму Браудеру уклониться от уплаты налогов. Адвокат Магнитского Дмитрий Харитонов утверждал, что обосновать выдвинутое обвинение невозможно.

В заключении Сергей Магнитский пробыл чуть менее года — до своей неожиданной кончины. За все это время его допрашивали четыре или пять раз, следственных действий с ним никто не проводил. Его дважды переводили из одного СИЗО в другой: сначала из СИЗО-5 в «Матросскую тишину», потом — в «Бутырку». Как отмечает The New Times, каждый раз условия содержания становились все хуже. В июле 2009 года в больнице «Матросской тишины» у Магнитского диагностировали калькулезный холецистит и назначили контрольное УЗИ через месяц и плановое оперативное лечение. Однако 25 июля его неожиданно перевели в Бутырский СИЗО. Там он сменил восемь камер, в некоторых из них условия содержания были, по его же признанию, невозможные для жизни. В «Бутырке» Магнитскому давали лекарства, которые были ему противопоказаны. На его жалобы не реагировали, должного медицинского обследования не проводили. The New Times предполагает, что все это делалось для оказания давления. По всей видимости, от Магнитского требовали показаний протий Браудера. Как утверждают сотрудники Hermitage Capital, его пытались принудить взять на себя ответственность за хищение пресловутых 5,4 миллиарда рублей. Магнитский на сделку со следствием не пошел.

16 ноября 2009 года Сергей Магнитский умер в боксе «Матросской тишины», куда его доставили из «Бутырки» из-за острого приступа панкреатита. Сначала адвокату Дмитрию Харитонову сообщили, что его подзащитный скончался от панкреонекроза поджелудочной железы и токсикологического шока. Однако по официальной версии, распространенной после вскрытия, причиной смерти стала острая сердечная недостаточность вследствие кардиомиопатии. Это вызвало недоумение у родственников и адвокатов — на сердце Магнитский никогда не жаловался. Судя по всему, в результате панкреонекроза у него произошел разрыв поджелудочной железы. Во время прощания с Магнитским близкие обнаружили на костяшках пальцев его руки синяки, происхождение которых до сих пор неизвестно. Общественная наблюдательная комиссия Москвы не исключает, что Магнитский умер из-за неоказания ему медицинской помощи. По данным расследования комиссии, он оставался один в боксе в тяжелом состоянии более часа. По неясным причинам к нему не пускали приехавших врачей (по словам тюремщиков и врачей «Матросской тишины», у Магнитского якобы начался острый психоз, и ему вызвали скорую психиатрическую помощь). Есть основания полагать, что медицинскую помощь Магнитскому не оказывали сознательно. Что в действительности происходило с ним в последние часы, неясно — показания тюремщиков и врачей противоречат друг другу.

Президент Дмитрий Медведев дал поручение генеральному прокурору Юрию Чайке и министру юстиции Александру Коновалову разобраться в причинах смерти Магнитского. Было возбуждено уголовное дело по статьям «неоказание медицинской помощи» и «халатность». Последовали отставки, в том числе главы московского управления Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) генерала Владимира Давыдова и начальника «Бутырки» Дмитрия Комнова, а также главы управления по борьбе с налоговыми преступлениями ГУВД Москвы генерала Анатолия Михалкина и заместителя директора ФСИН генерал-лейтенанта Александра Пискунова.

16 апреля 2010 года был обнародован список представителей российских правоохранительных органов, предположительно причастных к делу Магнитского, подлежащих запрету на въезд в США. Список был составлен американским сенатором Бенджамином Кардином. 29 сентября в Конгресс США был внесен законопроект о запрете этим лицам въезда в страну. (26 июля 2011 года Госдепартамент ввел визовые ограничения в отношении лиц, внесенных в список Кардина.) Позднее Европарламент рекомендовал запретить тем же людям въезд в страны Евросоюза и арестовать их банковские счета и другие активы.

5 июля 2011 года члены Совета по развитию гражданского общества и правам человека передали президенту доклад по делу Магнитского, в котором были названы имена людей, по мнению авторов доклада, виновные в гибели юриста. Несмотря на то, что среди виновных были названы следователи, судьи, представители тюремного начальства, официальное обвинение впоследствии, 12 августа, было предъявлено только двум врачам: лаборанту из «Бутырки» Ларисе Литвиновой и заместителю начальника того же СИЗО по лечебной части Дмитрию Кратову. Обоих обвинили в причинении смерти по неосторожности.

5 октября 2011 года следователь Нелли Дмитриева, внесенная в список Кардина (по некоторым данным, она имела отношение к обыскам в его юридической фирме Firestone Duncan), была задержана при получении взятки. Против Дмитриевой возбуждено уголовное дело.

ПОСЛУЖНОЙ СПИСОК

Еще в 1995 году судья Елена Сташина приговорила активиста «Демократического союза» Евгения Фрумкина к 15 суткам за незаконное пикетирование, хотя действовавшая на тот момент статья предусматривала в качестве максимального наказания лишь штраф. Кроме того, дела всех 13 участников несанкционированного пикета она рассматривала в одном процессе, что является нарушением Кодекса об административных правонарушениях. 22 мая 2003 года судья Сташина признала активиста НБП Алексея Голубовича...

Еще в 1995 году судья Елена Сташина приговорила активиста «Демократического союза» Евгения Фрумкина к 15 суткам за незаконное пикетирование, хотя действовавшая на тот момент статья предусматривала в качестве максимального наказания лишь штраф. Кроме того, дела всех 13 участников несанкционированного пикета она рассматривала в одном процессе, что является нарушением Кодекса об административных правонарушениях.

22 мая 2003 года судья Сташина признала активиста НБП Алексея Голубовича и сочувствующего взглядам НБП Евгения Николаева виновными в избиении сотрудника милиции во время митинга «Антикапитализм-2002» и приговорила к трем годам колонии-поселения. Судья проигнорировала видеозапись, сделанную телекомпанией НТВ, на которой видно, что милиционера О.Романенко били другие люди — Сергей Манжос и Вячеслав Чайка, которые явились с повинной в прокуратуру. Она согласилась с прокурором Сергеем Циркуном, который посчитал, что такую запись можно и смонтировать. Признательные показания Манжоса и Чайки были также проигнорированы.

3 июня 2004 года судья Сташина признала виновным в надругательстве над государственным флагом члена КПРФ Армена Бениаминова, который 7 ноября 2003 года спустил российский флаг над зданием Государственной Думы и поднял там флаг СССР. При этом показания неявившегося свидетеля обвинения Власова, единственного, кто якобы видел, как Бениаминов сбрасывал триколор с крыши Думы (на самом деле он случайно уронил с крыши парашют, на котором собирался спускать вниз листовки), судья, не согласовав это со стороной защиты, оглашала сама. Несмотря на то, что над настоящим флагом никто не надругался, Бениаминов был приговорен к году лишения свободы условно с испытательным сроком два года.

20 декабря 2004 года судья Сташина во главе коллегии из трех судей опять вынесла суровый приговор в отношении членов НБП (в этот раз она снова выступала в паре с прокурором Сергеем Циркуном). Признав Кирилла Кленова, Олега Беспалова, Максима Громова, Анатолия Коршунского, Анатолия Глобу-Михайленко, Сергея Ежова и Григория Тишина, вторгшихся в кабинет тогдашнего министра здравоохранения Михаила Зурабова и забаррикадировавшихся там в рамках акции против монетизации льгот, виновными в хулиганстве, она приговорила каждого к пяти годам заключения в колонии общего режима. И это несмотря на то, что ни один свидетель не смог опознать ни одного подсудимого, за исключением одного свидетеля, опознавшего Григория Тишина, равно как и не подтвердился факт применения со стороны подсудимых какого-либо насилия. В течение процесса большая часть ходатайств со стороны защиты была отклонена. В перерыве одного из заседаний Громова и Тишина избил милиционер из конвоя, но судья отказалась вызвать им «скорую». Когда же адвокат Джалиль Сирожидинов заявил, что избиение Тишина произошло с попустительства суда, Сташина направила в прокуратуру материалы для возбуждения против него уголовного дела по статье «Неуважение к суду».

5 апреля 2010 года судья Сташина издала постановление, разрешающее произвести выемку в редакции журнала The New Times. Это решение было принято в рамках дела о клевете, возбужденном ГУВД Москвы по факту публикации статьи «Рабы ОМОНа», посвященной произволу в отношении московских омоновцев со стороны их начальства. Между тем дело на тот момент находилось еще на стадии расследования, и суд не имел права истребовать информацию по этому делу. Следует отметить, что журнал The New Times подробным образом расследовал дело вокруг гибели Сергея Магнитского, в том числе описывал роль судьи Сташиной в этом деле.

Случалось судье Сташиной выносить приговоры и в отношении участников акций по 31-м числам. Так 18 ноября 2009 года она признала законным решение, согласно которому лидер «Другой России» Эдуард Лимонов был приговорен к 10 суткам ареста после задержания 31 октября на Триумфальной площади. Показания свидетелей защиты у Сташиной доверия не вызвали, поскольку они тоже являлись участниками так называемого несанкционированного митинга. Напротив, показания милиционеров, как водится, были признаны заслуживающими доверия.

А 12 января 2011 года Сташина признала законным приговор, который вынесла 2 января ее коллега, мировой судья судебного участка №369 Тверского района Ольга Боровкова, в отношении одного из лидеров «Солидарности» Бориса Немцова. Немцов был приговорен к 15 суткам лишения свободы за то, что якобы сопротивлялся законным действиям сотрудников милиции на Триумфальной площади 31 декабря, а также нецензурно ругал президента Дмитрия Медведева. Несмотря на то, что Сташина, в отличие от Боровковой, согласилась приобщить к делу видеозапись задержания Немцова, на которой было видно, что он действиям милиционеров не сопротивлялся, судья посчитала, что запись не проясняет всех обстоятельств, зато свидетельствует, что Немцов призывал к проведению несанкционированного митинга. Поэтому на этот раз она опять же удовлетворилась показаниями двух милиционеров, которые утверждали, что Немцов сопротивлялся и выкрикивал антиправительственные лозунги (притом, что сами эти милиционеры не участвовали в задержании Немцова). Сташина заявила, что не доверять протоколам, составленным милиционерами, нет оснований. Показания 13 свидетелей защиты судью, разумеется, не убедили — она сообщила, что их достоверность ничем не подтверждается.

1 ноября 2011 года Сташина постановила арестовать на два месяца активиста «Другой России» Дмитрия Путенихина, который плеснул в прокурора Алексея Смирнова водой и крикнул «Не забудем, не простим!» (поводом послужили жестокие приговоры его товарищам в связи с беспорядками на Манежной плозади 11 декабря 2010 года). Прокурор посчитал это угрозой для жизни и утверждал, что Путенихин кричал «Смерть прокурорам!». Сташина отказалась слушать свидетелей и приобщать к делу видеозапись, на которой слышно, что он в действительности кричал.

Сергей
Магнитский

ТОВАРИЩИ ПО НЕСЧАСТЬЮ

Глава фонда Hermitage Capital Management Ltd. Уильям Браудер, управляющий российским отделением Hermitage Capital Иван Черкасов

ЭКСПЕРТИЗА

Валерий Борщев, председатель Общественной наблюдательной комиссии по контролю за соблюдением прав человека

ЦИТАТЫ

Сергей Магнитский:

— Мое право, которое предусмотрено Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, иметь достаточное время для подготовки к защите грубо нарушено, все мои ходатайства, с которыми я обращался к суду, с просьбой обеспечить мне это право, судом проигнорированы.