Салават Каримов

Советник Генерального прокурора, бывший старший следователь по особо важным делам Генеральной прокуратуры. Руководил следственной группой по расследованию дела бывшего исполнительного вице-президента ЮКОСа Василия Алексаняна. «Дело Алексаняна» являлось частью большой группы дел, условно называемой «делом ЮКОСа», Каримов также вел следствие по первому делу бывших руководителей компании Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, по делу совладельца ЮКОСа Леонида...

Советник Генерального прокурора, бывший старший следователь по особо важным делам Генеральной прокуратуры. Руководил следственной группой по расследованию дела бывшего исполнительного вице-президента ЮКОСа Василия Алексаняна. «Дело Алексаняна» являлось частью большой группы дел, условно называемой «делом ЮКОСа», Каримов также вел следствие по первому делу бывших руководителей компании Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, по делу совладельца ЮКОСа Леонида Невзлина, юриста компании Светланы Бахминой, главы компании ЮКОС-Москва Василия Шахновского.

На одном из судебных заседаний Василий Алексанян, у которого диагностировали СПИД, а также приобретенные в местах заключения туберкулез и рак, заявил, что следователь Каримов — лично или через членов следственной группы Татьяну Русанову и Радмира Хатыпова — предлагал ему сделку: если он дает показания против Ходорковского и Лебедева, «устраивающие следствие», то есть подтверждение обвинения, которого у следователей нет, его выпустят. Алексанян сообщил, что в декабре 2006 года с ним разговаривал непосредственно Каримов. Следователь оказывал на него давление, упоминал, что ему необходимо лечиться, показывал титульные листы допросов других лиц, которые согласились помогать следствию. После того, как Алексанян отказался лжесвидетельствовать, ему резко ухудшили условия содержания: стали помещать в камеры, в которых нельзя держать и здорового человека, не говоря о смертельно больном с разрушенным иммунитетом — холодные, с плесенью на стенах. Предложение о сотрудничестве Каримов сделал Алексаняну наедине. Спустя почти год, в ноябре 2007 года, аналогичную сделку заключенному предложила бывший заместитель руководителя отдела Главного следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Татьяна Русанова, которая также участвовала в расследовании многочисленных дел в рамках «дела ЮКОСа». На этот раз предложение «показания в обмен на судмедэкспертизу и свободу» было сделано в присутствии адвокатов Алексаняна. Лечение в обмен на показания и признание вины предлагал Алексаняну и его защитнице Елене Львовой и бывший старший следователь по особо важным делам Генеральной прокуратуры Радмир Хатыпов.

Пока Алексанян находился под стражей, ему неоднократно отказывали в оказании медицинской помощи, ограничивали передачу обычных лекарств, снимающих боль, отказывались вывозить на повторные анализы.

Дело Алексаняна

Несмотря на то, что формально дело бывшего исполнительного вице-президента ЮКОСа Василия Алексаняна, обвиненного в хищении акций «Томскнефти» и имущества Восточной нефтяной компании, а также в отмывании денег и неуплате налогов с личных доходов, — лишь одно из многочисленных частей огромного «дела ЮКОСа», оно, при всех хорошо известных нарушениях, на которые идут следствие и суд, выполняя заказ государства по борьбе с неугодной нефтяной компанией, само по себе поражает уровнем жестокости.

Несмотря на то, что формально дело бывшего исполнительного вице-президента ЮКОСа Василия Алексаняна, обвиненного в хищении акций «Томскнефти» и имущества Восточной нефтяной компании, а также в отмывании денег и неуплате налогов с личных доходов, — лишь одно из многочисленных частей огромного «дела ЮКОСа», оно, при всех хорошо известных нарушениях, на которые идут следствие и суд, выполняя заказ государства по борьбе с неугодной нефтяной компанией, само по себе поражает уровнем жестокости. Алексанян находился в заключении с 6 апреля 2006 по 12 декабря 2008 года. При этом 31 марта 2006 года, за день до назначения исполнительным вице-президентом ЮКОСа, Алексанян был вызван в Генпрокуратуру, где его предупредили, чтобы он «держался подальше от этой компании»; когда он отказался покидать компанию, его назвали человеком, который «добровольно просится в тюрьму» и посоветовали «не забывать о своем здоровье».

Алексанян еще 1 июня 2006 года на судебном заседании заявил, что состояние его здоровья не позволяет находиться под стражей — он ссылался на проблемы со зрением и перенесенные черепно-мозговые травмы. Мосгорсуд проигнорировал это и оставил его под стражей. В сентябре 2006 года у Алексаняна были диагностированы СПИД, туберкулез, рак лимфатических узлов и опухоль печени. Но и это не стало основанием для освобождения. Напротив, условия его пребывания ухудшались, ему временами не оказывали даже незначительную медицинскую помощь. До июля 2007 года ему не назначали лечение, в нарушение закона не проводили ежемесячное освидетельствование в московском центре СПИДа. Вопреки предписаниям Европейского суда по правам человека ему отказывали в переводе в больницу. За время нахождения в заключении Алексанян практически ослеп. 8 февраля было решено перевести его из «Матросской тишины» в московскую городскую больницу №60, где он, однако, продолжал содержаться под стражей.

Несмотря на тяжелейшее физическое состояние Алексаняна, обвинение неоднократно настаивало на продлении ему сроков ареста, и суды послушно принимали нужные решения. Их не смущало то, что заболевания Алексаняна дают основание для освобождения, что в таком состоянии он не смог бы сбежать от правосудия, как указывали в судах его защитники. Наконец, 8 декабря 2008 года Мосгорсуд принял решение освободить Алексаняна под колоссальный залог в 50 миллионов рублей, и спустя четыре дня он был освобожден из-под стражи. Дело между тем было прекращено лишь 24 июня 2010г. — за истечением срока давности.

ПОСЛУЖНОЙ СПИСОК

Основные достижения Салавата Каримова — несомненно, в рамках «дела ЮКОСа». В ходе рассмотрения второго дела Ходорковского и Лебедева Михаил Ходорковский неоднократно упоминал Каримова, заявлял, что тот «в режиме реального времени координирует деятельность прокурора [Валерия] Лахтина в суде. <…> Каримов лично обещал политическим заказчикам закончить расследование данного дела за два месяца и быстро получить обвинительный приговор». Адвокат...

Основные достижения Салавата Каримова — несомненно, в рамках «дела ЮКОСа». В ходе рассмотрения второго дела Ходорковского и Лебедева Михаил Ходорковский неоднократно упоминал Каримова, заявлял, что тот «в режиме реального времени координирует деятельность прокурора [Валерия] Лахтина в суде. <…> Каримов лично обещал политическим заказчикам закончить расследование данного дела за два месяца и быстро получить обвинительный приговор». Адвокат Ходорковского Юрий Шмидт утверждает, что Каримов является истинным автором приговора по второму делу Ходорковского и Лебедева. Защита Ходорковского и Лебедева на протяжении всего периода преследования предпринимателей неоднократно заявляла отвод следователю Каримову.

Однако еще задолго до начала «дела ЮКОСа» Каримов уже успел прославиться как «киллер олигархов». Это прозвище он получил, будучи старшим следователем Генпрокуратуры по особо важным делам. На его счету — дела, связанные с Владимиром Гусинским, Борисом Березовским, главой СИБУРа Яковом Голдовским. В рамках дела компании Гусинского «Медиа-Мост» Каримов вел дела самого Гусинского и начальника его финансового управления Антона Титова. Титов направлял на имя тогдашнего генерального прокурора Владимира Устинова ходатайство об отводе Каримова, объясняя свою просьбу многочисленными нарушениями, которые допускал следователь. Титов утверждал, что постановление о привлечении его в качестве обвиняемого было вынесенного Каримовым незаконно. Кроме того, Каримов неоднократно нарушал права Титова на защиту, затягивал следствие, переводил Титова из одного СИЗО в другой, чтобы оказать на него психологическое давление, дезинформировал Устинова о том, что следствие завершено.

Василий Алексанян

ТОВАРИЩИ ПО НЕСЧАСТЬЮ

Светлана Бахмина, Михаил Ходорковский, Платон Лебедев, Алексей Пичугин

ЭКСПЕРТИЗА

адвокат Елена Львова:

— Cуд не просто несправедлив, он демонстративно несправедлив к Алексаняну.

ЦИТАТЫ

Василий Алексанян:

— Это пытки, понимаете. Пытки! Натуральные, узаконенные пытки!..