«Стратегия-31»





Акции на Триумфальной площади в Москве регулярно проходят с мая 2009 года. Начавшиеся как серия бессрочных мероприятий в защиту 31-й статьи Конституции РФ, гарантирующей свободу собраний, они постепенно сложились во всероссийское гражданское движение «Стратегия-31» . С 2010 года акции проходят также в Санкт-Петербурге и других городах России каждое 31-е число месяца.

Не менее регулярно милиция разгоняет митингующих, пачками утаскивая людей в ОВД, куда нередко попадают и журналисты, и (как это было с Мохнаткиным) случайные прохожие. Сотрудника правоохранительных органов, который принимает задержанных в ОВД, истинные причины задержания совершенно не волнуют. Обычно он пишет протоколы о неподчинении законным требованиям милиционеров, нарушении порядка проведения публичного мероприятия или переходе улицы в неположенном месте, опираясь на заранее заполненные рапорты задерживающих.

Дело Мохнаткина оппозиционеры восприняли как акт устрашения. Вынесенный приговор — как предупреждение от ГУВД: за митинги будут сажать. За день до ареста Мохнаткина, 31 мая, милиционеры жестоко разогнали очередную акцию оппозиции на Триумфальной площади. Одному из задержанных, активисту «Солидарности» и журналисту Александру Артемьеву, в милицейском автобусе сломали ключицу. В ГУВД поспешили заявить, что милиционеры ни при чем, но спустя некоторое время извинились.

По сценарию «дела Мохнаткина» начали преследовать не только участников движения «Стратегия-31», но и акции «День гнева», что проходит напротив московской мэрии. Координатора общественно-политического движения «Нация свободы» (образовано группой бывших сторонников Эдуарда Лимонова) Владимира Титова избившие его милиционеры обвинили в нападении и тоже завели против него уголовное дело, которое очень скоро развалилось. А активиста «Левого фронта» Григория Торбеева до сих пор держат в СИЗО. По версии следствия, он ткнул милиционера файером в глаз. Торбеев утверждает, что это произошло случайно: страж порядка сделал резкое движение и сам наткнулся на пиротехнику. Торбеев может получить 5 лет.

Еще одно уголовное дело могут завести против активистки «Солидарности» Анастасии Рыбаченко, задержанной 31 января 2010 года на акции «Стратегии-31». Пока ее только обязали явиться для беседы к следователю, но милиционеры уже пожаловались, что она искусала одному из сотрудников палец. В случае возбуждения дела ей грозит до 5 лет лишения свободы.

О том, что правоохранительные структуры отрабатывают схему по посадке оппозиционеров, говорит и тот факт, что делом активиста Торбеева занимается следователь Петриченко, который ранее вел дело Мохнаткина, а продлевала арест Торбеева все та же судья Ковалевская.

Приговор Мохнаткину не напугал участников акций на Триумфальной площади, а «первый политзек “Стратегии-31”» попал на плакаты активистов. С момента ареста Мохнаткина его освобождения требовали участники многих акций — наряду с отставкой Путина, свободой собраний и прекращением уголовного преследования Михаила Ходорковского. Митинги в защиту политзека проходили и отдельно от акций 31 числа.

Питерская газета «Мой район» организовала «виртуальный митинг». Желающие поддержать осужденного фотографировались с плакатами и отправляли фотографии на сайт издания. Летом 2010 года нацболы провели акцию в Москве у Генпрокуратуры: развернули плакаты, зажгли файеры и дымовые шашки. Новосибирский художник Артем Лоскутов организовал шествие в поддержку Мохнаткина. Сочувствующие политзеку прошли по городу с ковром, на который наклеили лозунг: «Свободу Сергею Мохнаткину!».

Для политзека собрали 60 тысяч рублей, несколько известных адвокатов пообещали его защищать. 16 августа в Мосгорсуде, когда осужденный пытался обжаловать свой приговор, его интересы представляли адвокаты Михаил Трепашкин и Татьяна Маркова. Участие юристов не помогло. Судья высшей инстанции под возмущенные крики собравшихся оставила приговор в силе.

При самом худшем раскладе Мохнаткин выйдет на свободу 1 декабря 2012 года, незадолго до президентских выборов. 31 числа страна будет праздновать Новый год на Красной площади, а оппозиционеры вновь выйдут протестовать на Триумфальную. Вряд ли политзек будет колебаться, выбирая на какую из площадей пойти в новогоднюю ночь.

 

 

«Стратегию-31» можно назвать наиболее удачным уличным проектом оппозиции последнего времени, сопостовимым по своему влиянию на общество с «маршами несогласных». Этот проект оказался вполне успешным – в конце концов, власть сдалась и начала «согласовывать» ранее запрещаемое мероприятие. (Собственно говоря, задержание Бориса Немцова 31-го декабря 2010г. вместе с другими оппозиционерами вызвало особое возмущение еще и потому, что провокация против политиков произошла именно на «согласованном» митинге.)

Успеху проекта способствовала готовность определенного (пусть и не слишком большого) числа москвичей поддержать требования о необходимости соблюдения властями 31-ой статьи российской Конституции (где как раз и говорится о гарантируемой свободе собраний, митингов, шествий и т.д.) и в назначенный час выйти в назначенное место – каждое 31-ое число в 18-00 на Триумфальную площадь в Москве. Выйти, несмотря на жестокие репрессии (разгоны, задержания, административные аресты), которым из раза в раз подвергались участники данных акций.

Популярность «Стратегии-31» во многом была обусловлена наличием «в одном строю» таких разных людей, как Людмила Алексеева и Эдуард Лимонов. Разумеется, серьезные разногласия (во многом, успешно спровоцированные властями), возникшие впоследствии между правозащитной и политической частью организаторов, были весьма болезненно восприняты сторонниками и чуть было не привели к расколу в рядах радикальной оппозиции. Между тем, следует признать, что, скорее всего, разрыв этот был предопределен.

Проблема заключается в том, что изначально, даже, возможно, не признаваясь в этом самим себе, авторы и вдохновители «Стратегии 31» преследовали не вполне одинаковые цели. Людмила Алексеева не раз декларировала (что из уст одного из авторитетнейших российских правозащитников звучало вполне органично), что, последовательно проводя в жизнь данную «стратегию», она руководствуется исключительно правозащитной логикой и никогда – политической. Следовательно, ее стремление «договориться» с властями о согласовании акций вряд ли может быть подвергнуто критике. Правозащитники всегда пытаются договориться с властями. Но такая позизия входит в явное противоречие с интересами представителей политической части «стратегии» и, прежде всего, с интересами Эдуарда Лимонова. В его политической программе (что тоже весьма логично) нет пункта о возможных договоренностях с режимом. Другими словами, следуя политической логике бескомпромиссного протеста, факт согласования мероприятия следовало признать блестящей победой и немедленно ужесточить требования – например, подать заявку на проведение марша. С этим условием Людмила Алексеева не согласилась. Так стал набирать обороты конфликт, при котором часть активистов приходила на «согласованное» мероприятие, а другая клеймила позором «соглашателей» и демонстративно проводила собственный «неразрешенный» митинг по соседству, который жестоко разгонялся милицией.    

«Стратегия-31» как общественно-политический инструмент и уже отчасти символ борьбы с режимом оказалась под угрозой. В этой ситуации последовательную позицию заняло движение «Солидарность», чье участие в акциях по 31-го числам во многом определило успех проекта. «Солидарность» не приняла ничью сторону и выступила за скорейшее разрешение конфликта, одновременно призывая граждан не снижать активность и продолжать поддерживать «Стратегию-31».

 






Александра Ковалевская

Александра Ковалевская



Типичный милицейский судья. Ее приговоры, как правило, не имеют отношения ни к показаниям свидетелей, ни даже к позиции обвинения.

Ольга Боровкова

Ольга Боровкова



Мировой судья участка №369 Тверского районного суда Москвы. Специализируется на административных делах представителей оппозиции


Александр Замашнюк

ЭКСПЕРТИЗА

Зоя Светова, журналист:

То, что приговор будет обвинительный, было понятно с самого начала. Удальцова и Развозжаева судят просто за то, что они — оппозиционеры.