Система против
Левого фронта





 

Левый фронт постоянно участвовал в протестных акциях, выдвигая радикальные антиправительственные лозунги. Особенно активен был АКМ во время массовых протестов, вызванных принятием закона о монетизации льгот

 

Если противостояние между властью и нацболами (а позднее — активистами «Другой России») в общественном сознании и медийной картине выстраивается во вполне стройный сюжет, то про отношения власти с Левым фронтом (а ранее — с Авангардом красной молодежи (АКМ), одной из сил, на базе которых был создан Левый фронт) этого сказать нельзя. Между тем и АКМ, и Левый фронт постоянно участвовали в протестных акциях, выдвигая радикальные антиправительственные лозунги. Особенно активен был АКМ во время массовых протестов, вызванных принятием закона о монетизации льгот. Одним из наиболее запомнившихся действий в рамках этой протестной кампании стала голодовка в августе 2004 года. Активистов АКМ и Левого фронта можно было видеть на акциях против точечной застройки, на сходах в защиту исторического облика Москвы, на мероприятиях экологов. И власть использовала против них излюбленные инструменты воздействия: их акции регулярно запрещались, участников акций задерживали, активистов вызывали на разговоры по месту работы, за ними устраивали слежку, прослушивали их телефоны. В организации внедряли информаторов и провокаторов. На активистов нападали организованные группы из уголовников и футбольных фанатов, науськанные прокремлевскими молодежными движениями.

Сергей Удальцов, о котором теперь узнали и те, кто до декабря 2011 года политикой не интересовался, не единственный среди активистов Левого фронта, кто многократно подвергался необоснованным задержаниям и административным арестам. Константина Косякина, вместе с Удальцовым регулярно подающего московским властям уведомления о проведении акции «День гнева», а также одного из заявителей акций по 31-м числам на Триумфальной площади (второй — лидер «Другой России» Эдуард Лимонов), тоже постоянно задерживали во время протестных мероприятий, держали долгие часы под стражей, оставляли ночевать в ОВД и приговаривали к административным арестам, несмотря на то, что он болен раком, инвалид. Есть в рядах Левого фронта и активист, получивший срок по уголовной статье, — это Григорий Торбеев, которого обвинили в том, что он ударил зажженным файером милиционера по лицу (хотя очевидцы этого не подтверждают), и приговорили к полутора годам колонии-поселения. (Кстати, приговор ему вынес тот самый судья Алексей Криворучко, который недавно признал законным приговор судьи Ольги Боровковой в отношении Удальцова.)

«Другая Россия» и лично Лимонов считают акции по 31-м числам своим брендом. Такой бренд есть и у Левого фронта — это «День гнева», который левые проводят по 12-м числам в разные месяцы. Московские власти лишь единожды милостиво дали санкцию на проведение этого мероприятия, во все же остальные разы милиция жестко разгоняла участников. Наконец, Левый фронт совместно с партией РКРП (Российской коммунистической рабочей партией) пытался зарегистрировать партию «РОТ Фронт» для участия в парламентских выборах, однако, разумеется, она, как и «Другая Россия», не была зарегистрирована.

Среди нацболов и активистов «Другой России» много людей, получивших реальные тюремные сроки по политическим мотивам. Они первыми зарекомендовали себя как борцы с режимом, с готовностью идущие туда, где их скорее всего задержат и изобьют. И, конечно, в списке организаций, вызывающих у режима бешенство, они будут на первом месте. Но действия властей в отношении Левого фронта показывают, что они готовы примерно таким же образом, хоть и в меньших масштабах, обходиться с любыми представителями внесистемной оппозиции, которые ведут себя излишне бойко. И если молодчиков с бейсбольными битами к ним подсылать перестали, то все прочие вышеупомянутые методы по-прежнему в ходу.






Ольга Боровкова.<br>Круг второй

Ольга Боровкова.
Круг второй




25 декабря мировой судья Боровкова приговорила к 10 суткам ареста координатора Левого фронта Сергея Удальцова

Александр Замашнюк

ЭКСПЕРТИЗА

Зоя Светова, журналист:

То, что приговор будет обвинительный, было понятно с самого начала. Удальцова и Развозжаева судят просто за то, что они — оппозиционеры.