Майское противостояние





После 6 мая общественная жизнь в Москве и России изменилась кардинальным образом. Возникли совершенно новые формы существования, с которыми власть не очень-то может справиться — в частности, потому что сама меняться совершенно не собирается. 6 мая в Москве состоялось шествие по Якиманке, которое одни называли «маршем миллионов» (или скромнее — «маршем миллиона»), а другие — «народным маршем». Вопреки ожиданиям, акция собрала весьма внушительное число людей. Многие приехали из других городов. При этом в ряде городов активистам, собиравшимся на акцию, активно препятствовали силовики: людей снимали с поезда, задерживали на трассе, избивали, конфисковывали агитматериалы.

После 6 мая общественная жизнь в Москве и России изменилась кардинальным образом. Возникли совершенно новые формы существования, с которыми власть не очень-то может справиться — в частности, потому что сама меняться совершенно не собирается.

6 мая в Москве состоялось шествие по Якиманке, которое одни называли «маршем миллионов» (или скромнее — «маршем миллиона»), а другие — «народным маршем». Вопреки ожиданиям, акция собрала весьма внушительное число людей. Многие приехали из других городов. При этом в ряде городов активистам, собиравшимся на акцию, активно препятствовали силовики: людей снимали с поезда, задерживали на трассе, избивали, конфисковывали агитматериалы.

Акция не смогла состояться так, как задумывали организаторы. После шествия по Якиманке был запланирован митинг на Болотной площади. Но на подходе к Болотной выяснилось, что вопреки предварительным договоренностям с властями участникам акции для попадания на площадь оставлен только узкий проход ко вторым (после начала Якиманки) рамкам металлоискателей, а сама площадь полностью оцеплена.

Сергей Удальцов и Алексей Навальный в знак протеста объявили сидячую забастовку, призвав всех пришедших к ней присоединиться. Часть людей действительно села на землю. К этому времени относятся и первые попытки прорвать оцепление. Между тем со сцены убрали звук. Удальцова и Бориса Немцова, обратившихся позднее со сцены к собравшимся через громкоговоритель, а также Навального, который только подходил к сцене, задержали. После этого начались попытки прорвать оцепление и столкновения с полицией. Обе стороны обвиняют в столкновениях неких провокаторов. По мнению властей и их адептов, провокаторами были Удальцов, Навальный и Немцов, а также их излишне радикальные сторонники, захотевшие крови. По мнению тех, кто поддерживает протестующих, в качестве провокатора выступила сама власть, воспрепятствовавшая свободному проходу на площадь. Кроме того, ряд наблюдателей отмечал, что в толпе находились молодые люди с респираторами (это значит, что они знали, что полиция будет применять слезоточивый газ), и именно они первыми начали бросать файеры.

Полиция жаловалась, что в результате действий протестующих пострадали 29 сотрудников правоохранительных органов. В них бросали куски асфальта и пластиковые бутылки, некоторые протестующие вступали с омоновцами в драку. Из участников акции за медицинской помощью обратились 40 человек. Около 650 человек были задержаны, причем весьма грубо. В ходе столкновений полиция долго не выпускала людей с площади. Потом, ближе к вечеру, когда на площади уже никого не осталось, полиция еще долго гоняла людей по соседним улицам, продолжая задерживать кого попало и наносить удары.

В связи с беспорядками возбуждены уголовные дела о призывах к массовым беспорядкам, организации массовых беспорядков и применении насилия в отношении представителей власти. Удальцова и Навального, которых по следам Болотной в результате всего лишь приговорили к штрафу в тысячу рублей, допрашивали в рамках этих дел как свидетелей. Имена подозреваемых стали известны только в конце марта. Это 18-летняя Александра Духанина — некий омоновец заявил, что она бросалась в него кусками асфальта, ей также инкриминируются призывы к беспорядкам, безработный Андрей Барабанов и имеющий судимость за вымогательство подмосковный бизнесмен Максим Лузянин — их обвинили в организации беспорядков; кроме того, Лузянин якобы душил омоновцев и валил их на землю, а Барабанов добивал ногами. Барабанова задержали, ворвавшись к нему в дом, вырубив электричество и угрожая его девушке пистолетом. Ни с какими правилами ни Барабанова, ни его девушку не ознакомили, а девушке во время допроса пригрозили, что переведут ее из свидетелей в подозреваемые.

7 мая, в день инаугурации Путина, московские власти пытались сделать все, чтобы зачистить город от инакомыслия. Был организован штурм очага интеллектуального сопротивления — ресторана «Жан-Жак». Здесь были задержаны десятки людей, главному редактору «Граней.Ru» Владимиру Корсунскому повредили руку.

Но этот день стал началом бессрочных народных гуляний в Москве (подобные гуляния стали проходить и в других городах), этакого «кочующего майдана». В течение дня полиция разгоняла протестующих, а они собирались в других местах. Полиция гонялась за ними у гостиницы «Националь», по Никитскому, Тверскому и Чистопрудному бульварам. Всего за день были задержаны около 300 человек. К вечеру протестующие собрались у памятника героям Плевны, часть народу там заночевала.

Гуляния продолжились и на следующий день, продолжились и задержания. К гуляющим несколько раз присоединялись Навальный и Удальцов, их несколько раз задерживали. 30 мая их приговорили за гуляния 8 мая к тысяче рублей каждого. Рано утром 9 мая гуляющих очередной раз разогнали — на этот раз на Кудринской площади возле станции метро «Баррикадная». Навального, задержанного там, и Удальцова, задержанного ранее на Патриарших прудах, обвинили в неповиновении законным требованиям сотрудников полиции и приговорили к 15 суткам ареста. Удальцов некоторое время держал сухую голодовку, которую затем прервал по требованию врачей.

9 мая часть протестующих примкнули к шествию КПРФ с Пушкинской площади до Лубянской. Затем некоторые отправились петь военные песни к памятнику Жукову, откуда их прогнали, некоторые были задержаны. Часть людей отправилась в Александровский сад, другая — на Чистые пруды к памятнику Абаю Кунанбаеву. Именно здесь, «у Абая», в течение почти недели, до раннего утра 16 мая, существовал уникальный протестный лагерь, где люди обсуждали политику, слушали лекции, пели и поддерживали невиданный здесь доселе порядок.

Однако 15 мая несколько местных жителей подали судебный иск в связи с тем, что местные власти не принимают мер против участников лагеря, которые якобы безобразничают. Басманный суд постановил-таки принять меры. Полиция пообещала участникам лагеря, что лагерь будет ликвидирован 16 мая в полдень, однако заявилась ранним утром и при разгоне лагеря задержала 20 человек, а остальных оттеснила в метро.

После этого лагерь переместился на Кудринскую площадь. В тот же день был задержан активист «Солидарности» Илья Яшин, считавшийся координатором лагеря. Позднее его арестовали на 10 суток. 19 мая лагерь был разогнан и на Кудринской. А участники лагеря перебрались на Арбат, к памятнику Окуджаве, где часть протестующих уже собиралась и до того. 27 мая здесь прошли массовые задержания после того, как сюда перебрались участники «Белого дефиле», прошедшие с белыми лентами по Красной площади.

 






Космонавт

Космонавт



ОМОН. Эту аббревиатуру ныне применяют к любому милицейско-полицейскому существу, надевшему на голову защитный колпак

Александр Замашнюк

ЭКСПЕРТИЗА

Зоя Светова, журналист:

То, что приговор будет обвинительный, было понятно с самого начала. Удальцова и Развозжаева судят просто за то, что они — оппозиционеры.