Химкинский лес





События вокруг Химкинского леса вышли за сугубо региональные рамки и превратились в проблему национального масштаба, став символом противостояния чиновников и бизнеса с одной стороны, и гражданских активистов — с другой. Деятельность Движения в защиту Химкинского леса поддержали как известные политики и артисты, так и многие «обычные» граждане России.

В ночь с 24 на 25 мая 2007 года неизвестные подожгли машину журналиста Михаила Бекетова, припаркованную перед его домом. Это произошло вскоре после того, как Бекетов опубликовал в своей газете «Химкинская правда» статью о грубейших нарушениях при перезахоронении у памятника в Химках погибших во время Великой Отечественной войны летчиков. Его газета постоянно размещала острые материалы то о планах вырубки Химкинского леса, то о преследованиях, которым подвергался местный бизнес, то о «точечной застройке».

Глава округа Химки Владимир Стрельченко — один из активных сторонников строительства шоссе через Химкинский лес. В прошлом году он даже заявлял, что никакого «Химкинского леса» и «Химкинского лесопарка» не существует, а есть учреждение Химкинский лесхоз, куда заинтересованным лицам и следует обращаться. В истории с Химкинским лесом задействованы мощные федеральные интересы, но именно Стрельченко подписал распоряжение о прокладке участка автодороги через лес, которое отменил в конце 2008 года, незадолго до очередных выборов мэра. Когда выборы прошли (и Стрельченко победил), выяснилось, что дорога проляжет там, где и планировалось.

События вокруг Химкинского леса вышли за сугубо региональные рамки и превратились в проблему национального масштаба, став символом противостояния чиновников и бизнеса с одной стороны, и гражданских активистов — с другой. Деятельность созданного для борьбы против строительства Движения в защиту Химкинского леса поддержали как известные политики и артисты, так и многие «обычные» граждане России.

После случая с поджогом машины Бекетов заявил в интервью РЕН ТВ, что считает главу Химок Владимира Стрельченко заказчиком «политического террора». 24 августа 2007 года Стрельченко обратился с заявлением в Химкинское УВД, обвинив Бекетова в клевете. С осени 2007 года дело рассматривалось в Химкинском мировом суде; интересы Бекетова представлял адвокат Станислав Маркелов, убитый 19 января 2009 года. Но еще раньше, 12 ноября 2008 года, Бекетов был жестоко избит, практически искалечен, и оказался в реанимации, после чего рассмотрение дела приостановили.

В июне 2010 года Бекетов выписался из больницы, а в октябре Химкинский мировой суд возобновил слушания. Впрочем, в зале на заседаниях присутствовал только обвиняемый Бекетов — несмотря на тяжелое состояние здоровья. Говорить обвиняемый не мог, передвигался в каталке. На одно из заседаний прибыл Стрельченко, который отверг подозрения в собственной причастности к поджогу и выразил сочувствие обвиняемому инвалиду.

Прокуратура потребовала приговорить Бекетова к штрафу в размере трех тысяч рублей. Эксперты филологического факультета МГУ провели экспертизу, согласно которой Бекетов не утверждал, а «высказывал мнение», а значит, под Уголовный кодекс его действия не подпадают.

Несмотря на это, 10 ноября 2010 года решением суда Бекетов был признан виновным в предъявленном ему обвинении, приговорен к штрафу пять тысяч рублей (большему, чем просил прокурор) и освобожден от наказания в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности. Приговор был обжалован стороной защиты. 1 декабря представители Стрельченко подали ходатайство о примирении, которое Химкинским судом было отвергнуто. 10 декабря Химкинский городской суд отменил решение мирового судьи и оправдал Бекетова в связи с отсутствием состава преступления. 21 декабря прокуратура обжаловала это решение, встав, таким образом, на сторону Стрельченко.






Владимир Стрельченко

Владимир Стрельченко



Глава Химок органично смотрится в ряду бывших военных, пришедших во власть. Жесткий лидер, он прекрасно вписался в логику системы.


Александр Замашнюк

ЭКСПЕРТИЗА

Зоя Светова, журналист:

То, что приговор будет обвинительный, было понятно с самого начала. Удальцова и Развозжаева судят просто за то, что они — оппозиционеры.