Олег Шеин

Олег Шеин – один из наиболее заметных российских левых политиков нового типа. Он не делал карьеры в КПСС, никогда не входил в КПРФ. Политической деятельностью выходец из интеллигентной семьи инженеров стал заниматься в 17 лет, в «суперполитизированном» 1989 году. Однако, в отличие от многих своих ровесников, он не только не участвовал в демократическом движении, но был его идеологическим оппонентом. Шеин являлся активистом Объединенного фронта трудящихся (ОФТ) – левой организации, резко критиковавшей Михаила Горбачева за уступки демократам. Будучи студентом-историком, он организовал отделение ОФТ в своей родной Астрахани, а в 1992 году даже стал сопредседателем общероссийского ОФТ, правда, после распада СССР уменьшившего свое и без того не слишком большое влияние. Однако для молодого человека, только начинавшего свой политический путь, это было свидетельством его авторитета среди старших товарищей.

Вполне закономерно, что после роспуска Верховного совета в сентябре 1993 года Шеин отправился в Москву бороться с Борисом Ельциным. Он участвовал в прорыве блокады Белого дома 3 октября и в трагически завершившемся походе антиельцинских оппозиционеров на Останкино. Октябрь 1993 года привел к слому судеб многих политиков, не вписавшихся в новые условия, но к Шеину это не относилось. В последующие годы его деятельность развивалась по двум основным направлениям.

Первое – профсоюзная работа; в 1995 году он организовал сеть профсоюзов «Защита» на предприятиях Астраханской области, а в следующем году вышел на общероссийский уровень, став сопредседателем межрегионального Объединения рабочих профсоюзов «Защита». Предметный интерес к профсоюзной деятельности Шеин сохранил и в дальнейшем. Например, он в 2004 году принял участие в создании Института коллективного действия, информационно-аналитического агентства, занимающегося проблемами нового профсоюзного движения и других социальных инициатив. Директором института стала его тогдашняя супруга, французский социолог и участница левого движения Карин Клеман.

Второе направление – политическая деятельность. В 1994 году 22-летний Шеин впервые был избран депутатом астраханского областного парламента. Позднее неоднократно переизбирался (в последний раз – в декабре прошлого года), во второй половине 90-х годов возглавлял комиссию по законности, правопорядку, нормотворчеству и местному самоуправлению. В 1995 году впервые баллотировался в Госдуму по списку крайне левого блока «Коммунисты – Трудовая Россия – за Советский Союз» (блок Тюлькина-Анпилова), который немного не добрал до 5%-ного барьера. На следующих выборах выдвинул свою кандидатуру от Астрахани как одномандатник – и победил. Еще через четыре года добился переизбрания.

На федеральном уровне Шеин участвовал в нескольких партийных проектах. Первый – Российскую партию труда – он возглавил в 2002 году. Однако уже в следующем году эта партия, стремившаяся выражать интересы новых профсоюзов, раскололась и сошла с политической арены. После выборов 2003 года он вошел в состав парламентской фракции «Родина» (наиболее близкой ему по идеологии), а затем возглавил астраханскую организацию одноименной партии. После ликвидации «Родины» он автоматически перешел в «Справедливую Россию», хотя по своим взглядом он куда левее, чем большинство «эсеров». Однако после уничтожения одномандатных округов выбор у него был простой – либо идти в партию к Сергею Миронову (ставшую «ноевым ковчегом» для не вписавшихся в «Единую Россию» одномандатников, от Гудкова до Шеина), либо уходить из парламента.

В 2007 году Шеин был в третий раз избран депутатом Госдумы – на этот раз по списку «Справедливой России». Но главной его целью стала победа на выборах мэра Астрахани. В 2009 году он баллотировался против Сергея Боженова и, по официальным данным, получил 26% голосов. Уже тогда в СМИ немало писали о том, насколько грязный характер носили астраханские выборы. Но на фоне апатии большинства населения, низкой политической активности и многочисленных аналогичных случаев в других регионах, тогда первое «астраханское дело» прошло мало замеченным на федеральном уровне. «Справедливая Россия», хотя и осудила нарушения на выборах в Астрахани, не могла активно и жестко поддержать своего однопартийца – тогда речь шла о выживании партии, и любой конфликт с Кремлем мог быть для нее фатальным.

Когда Боженов ушел в Госдуму (а затем на пост волгоградского губернатора), в Астрахани были назначены внеочередные выборы мэра. Шеин, который не был избран депутатом Госдумы на очередной срок (ему не хватило совсем немного, причем, по данным «эсеров», при подведении итогов в Астрахани у партии украли более 25 тысяч голосов, чего хватило бы для избрания) вновь выдвинул свою кандидатуру. По официальным данным, он получил 4 марта около 30% голосов – лучше, чем в 2009-м, но недостаточно для выхода во второй тур. После этого события стали развиваться стремительно – в знак протеста против массовых нарушений на астраханских выборах Шеин и его соратники объявили голодовку.

Похоже, что власть первоначально недооценила эффект астраханского протеста. В российской политической жизни голодовки происходили неоднократно, но обычно проходили незамеченными. Скорее всего, имелось в виду, что спустя несколько дней Шеину надоест заниматься безнадежным делом, и он прекратит голодовку. Тем более что власть, кажется, искренне верила в то, что Шеин – несерьезный и истеричный политик, голодавший чуть ли не полтора десятка раз, то есть по любому случаю (на самом деле только два, включая нынешнюю голодовку).

Однако Шеин повел себя совершенно иначе, чем предполагала власть. Он хотя и вступил в 2006 году в «системную» партию, но, по сути, остался все тем же нонконформистом, что и ранее. Для него голодовка – это серьезный нравственный выбор, а не пиаровский ход. Шеин вообще чрезвычайно серьезен – когда он во время голодовки отказался встречаться с американским дипломатом, то этот шаг был связан не только с нежеланием «подставляться» под огонь критики провластных сил – он действительно считает свержение Муаммара Каддафи преступной акцией.

«Справедливая Россия» не могла не поддержать Шеина, причем самым активным образом – вплоть до демонстративного ухода из Думы во время путинского выступления и участия партийного руководства в астраханском митинге 14 апреля. Если бы партия «бросила» Шеина, то ее престиж бы рухнул, а значительная часть партийцев отказала бы в доверии Миронову. Не менее важно, что на стороне Шеина выступили внепарламентские оппозиционеры и внепартийные общественники – в частности, внимание общества к астраханской голодовке увеличилось в разы после того, как о судьбе протестующих сообщила доктор Лиза Глинка, пользующаяся уважением далеко за пределами оппозиционной среды. В результате голодовка Шеина стала событием общенационального масштаба.

Астраханский конфликт в очередной раз показал, что линия разлома в российской политике прошла сейчас — в соответствии не с идеологиями, а с ментальным фактором — между теми, кто в той или иной степени согласен с авторитарным режимом, и теми, кто считает необходимым его демонтаж. Либералы в рамках оппозиционного «антиавторитарного» консенсуса вполне совместимы с такими своими идеологическими оппонентами, как Удальцов или Шеин. В то же время изменились и сами «протестные левые» – если в 90-е годы они мечтали о «сильной руке», о «новом Сталине», то сейчас стало ясно, что авторитаризм в его нынешнем российском виде бьет по левым не меньше, чем по представителям других политических течений. Так что неудивительны совместные действия либералов и левых – хотя на нормальных конкурентных выборах они и окажутся в разных лагерях. Но за эти выборы надо бороться.

Фотоматериалы РИА Новости

Сергей Боженов


СОУЧАСТНИКИ

Михаил Столяров, бывший вице-мэр Астрахани, по официальным данным избранный мэр, Вячеслав Володин, первый заместитель Администрации президента России, Александр Жилкин, губернатор Астраханской области, Владимир Чуров, глава Центризбиркома

ЭКСПЕРТИЗА

Дмитрий Орешкин, политолог:

— «Владимир Чуров пытался вникнуть в эту историю, но потом ему пришел сигнал сверху — от его прямого начальника Владимира Путина — не прогибаться».

Артемий Троицкий, арт-критик, журналист:

— «Кремль, а конкретно Белый дом (и, я думаю, что лично Владимир Владимирович Путин) на всякое движение по этому поводу накладывает свое вето по той простой причине, что у нас в стране действует такая железобетонная бандитская круговая порука под названием «Своих не сдаем».

ЦИТАТЫ

Александр Жилкин, губернатор Астраханской области

- «Считаю, что эту акцию надо прекратить во избежание неприятностей для его здоровья. И он знает мою позицию: приду и буду заставлять его есть»

Михаил Столяров, по официальным данным избранный мэр Астрахани:

— «Не голодовал он все это время! Яичницу он по вечерам кушал, носили ему туда».

Олег Шеин:

— «Я готов прекратить голодовку, если будут перевыборы»