Сергей Кривов. Протест из последних сил

На судебный произвол люди реагируют по-разному. Одни замирают от страха и просят пощады, как Константин Лебедев. Другие, не доверяя суду, спокойно пытаются отстаивать свою правоту, как большинство узников Болотной. Третьи бросаются в бой с произволом, поставив на карту все, вплоть до собственной жизни. Таков Сергей Кривов.

Он настолько нетерпим к несправедливости и царящему в суде произволу, что прибегает к крайним мерам. Он не готов безропотно терпеть издевательские и по существу, и по тону отказы судьи Никишиной дать ему слово, когда он хочет заявить ходатайство. Эта как бы судья придумала как бы норму закона, и на ее основании отказывает подсудимым в возможности заявлять ходатайства, потому что «сейчас не та стадия процесса». Уголовно-процессуальный закон разрешает заявлять ходатайства на любой стадии процесса, это черным по белому записано в статье 120 УПК РФ – «Ходатайство может быть заявлено в любой момент производства по уголовному делу». Демонстративное нарушение закона судьей Никишиной не может восприниматься иначе как издевательство.

У всех разный порог терпения. Сергей Кривов его перешел. 19 сентября он объявил голодовку. Он потребовал также, чтобы его знакомили с протоколом судебного процесса по мере его изготовления. Закон это допускает. УПК обязывает суд изготовить протокол судебного заседания не позже трех суток со дня окончания процесса, но разрешает также готовить протокол по ходу процесса и знакомить с ним подсудимых. Поначалу так и делалось, и Кривов знакомился с этими документами. Но потом оказалось, что он слишком дотошно относится к своей защите, слишком часто ставит суд в неловкое положение – и протокол делать перестали. Или перестали ему давать. Тем самым судья Никишина ясно дает понять, что ее симпатии на стороне обвинения. Разве это не издевательство над правосудием?

Голодовку Кривова ни тюрьма, ни суд не признают. Очевидно, они не считают его голодающим, потому что не соблюдены некоторые формальные правила голодовки. Это действительно так: Кривов сидит в общей камере и пьет чай. В первое время голодовки он даже пил кофе с сахаром. Все так. Но это не отменяет того факта, что уже два месяца он отказывается от остальной пищи. Можно не считать это голодовкой по некоторым формальным признакам, но по сути – это все-таки голодовка.

Судья Никишина может сколько угодно успокаивать себя тем, что Сергей Кривов не соблюдает досконально арестантские правила голодовки, но должна сознавать, что именно она сейчас несет ответственность за жизнь этого заключенного. Именно она своим беззаконным поведением провоцирует Кривова на отказ от пищи. Именно она, не допуская к подсудимому «скорую», лишает его законной медицинской помощи. Если с Кривовым, не дай Бог, что-нибудь случится, она потом не отговорится справками из тюрьмы, что никакой голодовки нет и состояние его удовлетворительное.

То есть начальство ее, конечно, выгородит, но это временно. Я надеюсь, что с Сергеем Кривовым все будет в порядке, а судья Никишина еще доживет до настоящей правовой системы. До того времени, когда ей предъявят обвинение в преступлениях против правосудия. Пусть не надеются она и подобные ей шуты в судейских мантиях, что им удастся ускользнуть от ответственности также ловко, как удалось это их старшим товарищам после крушения советской власти. Раз на раз не приходится. Сейчас другие времена – слишком многие следят за этим процессом, слишком много документов по этому делу собрано. До полноценной люстрации у нас вряд ли когда-нибудь дойдет, но некоторых конкретных исполнителей государственного произвола эта участь не минует. Им бы задуматься об этом сейчас, пока еще не окончательно поздно.


Материал подготовлен Александром Подрабинеком


Редакция благодарит Александра БАРОШИНА за предоставленные фотографии






ТОВАРИЩИ ПО НЕСЧАСТЬЮ

Обвиняемые по «Делу 12»: Владимир Акименков, Андрей Барабанов, Мария Баронова, Ярослав Белоусов, Александра Духанина (Наумова), Степан Зимин, Николай Кавказский, Леонид Ковязин, Денис Луцкевич, Алексей Полихович, Артем Савелов; их родственники; адвокат Сергея Кривова Вячеслав Макаров, защитник Сергея Кривова Сергей Мохнаткин

Наталия Никишина


СОУЧАСТНИКИ

Прокурор Ольга Стрекалова, прокурор Алексей Смирнов, следователь Рустам Габдуллин, следователь Денис Курдюков, следователь Сергей Гуркин, судьи Ольга Солопова, Наталия Дударь (продлевавшие Кривову срок содержания под стражей)

ЭКСПЕРТИЗА

Вадим Прохоров, адвокат:

Я не знаю, как Кривов оформил свою голодовку, и в любом случае считаю, что это — беспредел. Если человеку плохо, то ему всегда и везде должна быть оказана медицинская помощь, поскольку нет ничего дороже человеческой жизни и здоровья.


Вадим Клювгант, адвокат:

Что касается «болотного дела» — оно длится шесть месяцев без нескольких дней, и это вполне достаточный срок  для того, чтобы можно было оценить председательствующего судью. Ей уже неоднократно заявлялись отводы,

ЦИТАТЫ

Вадим Клювгант, адвокат Николая Кавказского: «Поддержка обвинения со стороны суда является полной и безоговорочной. Суд отсекает все вопросы, неугодные и представляющиеся опасными для обвинения.

Наталия Никишина, судья: «Собака оказывает дисциплинирующее воздействие на участников со стороны защиты».